Вокруг света 1991-05, страница 59

Вокруг света 1991-05, страница 59

ИНЙТИ^ЫЙ д?№И§1

ТАТИЙЯ СЛУЖИТ СИУ

Равнины Южной Дакоты, где издавна живут индейцы сиу,— не самое удобное место на свете. Постоянные сильные ветры делают жизнь весьма неуютной. А резервация Пайн-Ридж и вовсе считается одной из самых бедных: сложный климат, скудные источники энергии, существование на уровне прожиточного минимума — словом, что и говорить... Но вот, кажется, у сиу племени оглала — именно они живут в Пайн-Ридж — наступают новые времена. Компания «Уинтек» решила поставить здесь 400 ветряков — для обслуживания каждого дома резервации и обеспечения всех общественных нужд (разумеется, не бесплатно, но на достаточно щадящих для индейцев условиях). Здешние сиу всегда с высочайшим пиететом относились к «татийя» — духу ветра, и сотрудники «Уинтека» ожидали определенных сложностей. Однако оглала отнеслись к помощи с полным пониманием. «По нашим верованиям,— заявили индейцы,— все, что поставлено на землю,— это дар, Его нельзя разрушать, но можно использовать».

ВСКРЫШНЫЕ РАБОТЫ НА. МОРЕ

В рыболовстве есть такое понятие — дрифтерная сеть. Это свободно плавающая сеть, в которую попадают косяки желанных рыб. А также, естественно, нежеланных. В последние годы дрифтер-ные сети — из тонкого, но очень прочного волокна, простирающиеся порой на 50 с лишним километров (!) и охватывающие десять метров поверхностного слоя моря,— стали настоящим бедствием: в них запутываются морские звери и птицы, а также та самая «нежеланная» рыба. Какая же рыба «должна» попадать в такие сети? Рыбаки Японии, Тайваня и Южной Кореи выпускают дрифтеры для лова кальмаров и длинноперых тунцов — коммерческих, по их мнению, продуктов моря. Все остальное — мелкая рыбешка, а также тюлени и киты — гибнет. Мировое рыболовецкое сообщество давно пытается остановить дрифтерный лов, в L989 году было даже специальное международное совещание по сему поводу, однако пока — успеха нет. «Вскрышные работы на море» (как окрестили специалисты лов дрифтерными сетями) продолжаются...

ТОЛСТОКОЖИЕ, НО БЕЗЗАЩИТНЫЕ

Снова поговорим об истреблении слонов — это, кажется, вечная тема на наших страницах. Для начала предоставим слово более чем компетентному человеку — президенту Национального географического общества США Гилберту Гроувнору: «В поисках слоновьих бивней, зарытых в окрестностях кенийского национального парка Цаво, мы двигались цепочкой по высокой траве. По сторонам шли охранники, вооруженные автоматами,— на случай засады браконьеров, а я размышлял, откуда можно ожидать нападения... Ричард Лики, известнейший антрополог и директор администрации по охране дикой природы в Кении, вел нас к известному ему ориентиру — «дереву со сломанной ветвью». И действительно, разворошив землю в семи метрах, мы откопали полторы тонны бивней, захороненных здесь примерно десять месяцев назад. Высокотехничная разведка Ричарда, его вооруженные отряды, а также резкое падение цен на слоновую кость в буквальном смысле загнали браконьеров под землю...»

А теперь несколько фактов. В Кении за убийство слона полагается смертная казнь. В Южной Африке слонов столь много, что их отбраковывают и отстреливают. Таковы парадоксы современной африканской экологии. В октябре 1989 года специальная конвенция ряда африканских стран поставила торговлю слоновой костью практически вне закона. В результате цена килограмма кости упала примерно с двухсот долларов до четырех. Причем Кения, где поголовье слонов стремительно падает, голосовала решительно за полное прекращение торговли слоновой костью, а Зимбабве, Ботсвана, Мозамбик, Южная Африка, Замбия и Малави выступили с протестом.

Между тем с 1979 по 1990 год, то есть всего за двенадцать лет, популяция слонов в Африке сократилась более чем вдвое — с 1,3 миллиона до 610 тысяч. Человеческое же население Африки удваивается каждые 20—25 лет. И будущие жители Африканского континента, кажется, вряд ли увидят слонов, свободно разгуливающих по саванне.

ВОКРУГ

_СВЕТА._

ЗЕФИРНАЯ ИРРИГАЦИЯ

На нашей фотографии — не экстрасенс и не лозоискатель, а обыкновенный американский фермер. В его руках — датчик, в почве же зарыт небольшой кусок гипса, размером с... зефир. (Это не наша метафора, а американская: с некоторых пор такие куски гипса фермеры стали называть «зефирными» — имеется в виду американский аналог вкусного кондитерского изделия, увы, исчезнувшего с наших прилавков). В чем тут смысл? Гипс, как известно, впитывает влагу, и по его состоянию можно судить об увлажненности почвы. В дело вступает электроника, которая оценивает электропроводимость куска гипса (у влажных и сухих «зефирин» она, разумеется, различная) и выдает фермерам рекомендации, следует ли дальше поливать поле или можно остановиться. Казалось бы, все просто и можно обойтись без гипсового «зефира». Однако статистика показывает, что ранее из-за переувлажнения почвы фермеры теряли изрядную долю урожая, да и вода в наше время — не бесконечный ресурс. Гипсово-элект-ронное решение проблемы было предложено еще в 40-е годы, но тогда к нему отнеслись прохладно.

ЧЕМ ТОПИТЬ? ТЫКВОЙ!

Подсчитано: примерно 60 процентов женщин стран «третьего мира», по крайней мере, раз в неделю отправляются на поиски древесного топлива — кто собирает сушняк, кто тайком выламывает кустарник, а кто и рубит деревья — да, именно рубит: во многих странах обеспечение жилища топливом — женская работа, а не мужская. В сумме эти усилия никак не способствуют благополучию лесов, более того, обезлесение идет нарастающими темпами. Где же выход? Выход — в тыкве! — утверждают биологи Юджин Шульц и Уэйн Брэгг из Вашингтонского университета в Сент-Луисе (штат Миссури, США). Оказывается, корни тыквы крупноплодной и тыквы бутылочной — овощей, распространенных повсеместно,— будучи высушены на солнце, горят даже эффективнее, чем дерево. Биологи выдали соответствующие рекомендации. Женщины не всегда доверчивы к советам ученых (впрочем, мужчины тоже), поэтому несколько хозяек в разных странах и разных концах света решили проверить рекомендации на практике.

57

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?