Вокруг света 1991-06, страница 44




Вокруг света 1991-06, страница 44

— У меня есть свои способы, — заявил Кэрби и умолк, потому что официантка принесла еду. Пока она расставляла тарелки, все смотрели в окно на пустой бассейн и океан за ним. Там стоял на рейде черный, сухогруз. Дотошные британские таможенники обнаружили его где-то к северу отсюда и арестовали, потому что корабль был набит марихуаной. Теперь судно конфисковали, точно так же, как некогда грузовичок Мэнни Круза, и оно стояло тут в ожидании правительственного аукциона.

Наверху, в номере, магнитофон продолжал голосом Кэрби: «Все мы должны помалкивать об этом храме. Здесь, в Нью-Йорке, где угодно».

Наконец официантка ушла.

— Американцев, бывало, ловили при попытке вывезти из Белиза разные камни и прочее, — произнес Уитчер. — Ловили и сажали.

— Вот почему вам повезло с партнером, — успокоил его Кэрби.

— Вряд ли вы, однако, поделитесь с нами вашими методами контрабанды, — почти робко произнес Фелдспэн.

— Отчего же нет? — ухмыльнулся Кэрби. — По правде сказать, они —моя гордость. Понимаете, в Белизе не один главный предмет контрабанды, а два. Первый — древности майя, второй — марихуана.

Фелдспэн заулыбался, вспоминая что-то, а Уитчер спросил:

— Вы занимаетесь и тем, и другим, верно?

— Я сочетаю виды деятельности, — поправил его Кэрби. — Правительство строго карает за вывоз драгоценностей. Возможно, при выезде ваш багаж подвергнется досмотру, коль скоро у вас в паспортах записано, что вы — торговцы древностями.

— О, господи, — произнес Фелдспэн и встревоженно взглянул на Уитчера.

— Их волнует только доколумбово искусство, — пояснил Кэрби. — Что касается марихуаны, то британцы и янки иногда могут пошуметь, но местным властям на все наплевать: дело это приносит немало американских долларов. Здесь им занимаются тихо и по мелочам, не то что в Колумбии или Боливии, где целая кокаиновая индустрия. К тому же зелье служит неплохим подспорьем для фермеров, которые выращивают тростник. Я вывез отсюда немало мешков, и никто даже не приглядывался ко мне. И, по правде сказать, после ленча у меня встреча с одним парнем... по этим делам.

Уитчер и Фелдспэн с любопытством уставились на него. Фелдспэн подался вперед и спросил — гораздо более доверительным тоном, чем когда они обсуждали незаконный вывоз древностей майя:

— Вы имеете в виду торговца?..

— Посредника, — ответил Кэрби. — Это американец. Прилетает сегодня утром. — Затем, словно испугавшись, что сказал слишком много, он тоже наклонился вперед. — Слушайте, там, на севере, он слывет страшным человеком, — прибавил он, понизив голос: —Если он заподозрит, что я болтал о нем, всем нам будет худо.

— Мы ни словечка не вымолвим, — заверил Уитчер.

— Если вы увидите нас вместе, притворитесь, что не знаете меня, — велел Кэрби.

— Ясное дело. — Уитчер кивнул, как заправский заговорщик.

— Значит, договорились, — сказал Кэрби. — А мой план такой. Я сажусь в мой маленький самолетик, нагруженный мешками с зельем. Все знают, чем я тут занимаюсь, и всем глубоко плевать. Я взлетаю и отправляюсь во Флориду. — Он еще больше наклонился вперед и, подмигнув, добавил: —А в мешках-то могут оказаться... древности майя.

Магнитофоны наверху щелкнули и отключились. Тощий негр зевнул, потянулся, отошел от окна и нажал кнопки перемотки.

— Блестяще! — воскликнул в ресторане Фелдспэн. Кэрби улыбнулся и кивнул.

— Я краду тачки, — сказал Уитчер.

— Совершенно верно, — согласился Кэрби.

— А во Флориде мы подкатываем тачки к самолету, — вставил Уитчер.

— Все верно. Но возникает вопрос: кто будет встречать меня там — вы или другие люди?

— Во Флориде? — гости переглянулись.— Наверное, мы все должны сделать сами. Только укажите место и время.

— Хорошо. Значит, ни с кем другим я дела не имею, — отметил Кэрби. — И я даже не вылезу из самолета, пока не увижу одного из вас.

Тощий негр положил магнитофон на место, сунул в карман второй — тот, на который записывал, — и тихонько покинул номер Уитчера и Фелдспэна.

УЧИТЕЛЬ В ОТПУСКЕ

Уитмэн Лемюэль покорно пристегнул ремни перед посадкой и взглянул сквозь иллюминатор на Белиз. Он увидел зеленый покров ближних холмов. Где-то там —храм Кэрби Гэлуэя. Стюардесса раздала посадочные карточки, и Лемюэль без раздумий написал: «Учитель в отпуске». Он когда-то был преподавателем, дай его нынешнюю работу в музее можно было с натяжкой назвать учительством. Он не хотел привлекать к себе внимания, зная о ревнивом отношении белизских властей к древностям. Однако, если быть честным до конца, надо признать, что и некоторые американцы считают, что ученые приезжают сюда только ради обогащения. Как будто они крадут чужое, а не охраняют наследие прошлого, принадлежащего всему человечеству. С особым раздражением он вспомнил ту высокую девушку, которая влезла в его первый разговор с Гэлуэем. Такие личности, не зная фактов, становятся в позу моралистов лишь потому, что это дает им возможность почувствовать свое превосходство. Святоши!

Самолет был уже на земле. Он пронесся мимо маленького здания аэропорта, неохотно развернулся и пополз обратно.

Лемюэль сошел по трапу вместе с несколькими попутчиками. Он всегда немного нервничал, приезжая в отсталую страну: кто знает, что у местных на уме? Медленно проходя таможенный и иммиграционный контроль, он вытягивал шею и тщетно искал глазами Гэлуэя. Галстук и непривычный зной душили его, но тут встречают по одежке, значит, снимать галстук нельзя. Однако, несмотря на галстук, его заставили открыть оба чемодана, и чернокожий таможенник принялся перебирать тюбики с кремом «после бритья», как будто намеревался их изъять. В конце концов он начертил йа крышках чемоданов длинные белые полосы, чем страшно разозлил Лемюэля, и махнул рукой: ступай, мол.

На улице Лемюэль отбивался от надоедливых таксистов и вдруг услышал, как его окликают по имени:

— Мистер Лемюэль! Позвольте, я возьму ваши чемоданы.

Лемюэль нахмурился, увидев приземистого тщедушного индейца с блестящими черными глазами и широченной улыбкой, обнажавшей редкие зубы.

— Вы меня знаете? — спросил он.

— Я от Кэрби Гэлуэя, — человек говорил с акцентом, очень похожим на испанский. — Меня зовут Мануэль Круз.

— Мне хотелось бы видеть самого мистера Гэлуэя. — Лемюэль готов был рассердиться.

— У него некоторые затруднения, — произнес Мануэль Круз более доверительным тоном, чем раньше, и метнул по сторонам обеспокоенный взгляд, словно боясь, что их подслушивают.—Я вам все расскажу в грузовике.

— В грузовике?

Тем не менее он позволил Крузу отнести чемоданы в невероятно грязный, побитый и ржавый пикап. Когда вещи бросили в кузов на ржавчину и грязь, таможенные отметки перестали иметь значение. В кабине пикапа было, по крайней мере, просторно и довольно удобно.

— Кэрби пришлось встретиться с другими людьми, — объяснил Мэнни. — Вы знаете про зелье?

42



Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?