Вокруг света 1991-06, страница 59




Вокруг света 1991-06, страница 59

только на расстоянии становится особо зримой хрупкость и не такая уж большая величина (конечно, все относительно!) небесных тел, которым мы, обитатели Земли, обязаны жизнью.

НЕПОХОЖИЕ БЛИЗНЕЦЫ

Цивилизация майя еще долго будет подбрасывать загадки ученым. Вот два древних города на территории нынешнего Белиза — Ламанаи и Типу, разделенные всего лишь сотней километров. Завоеваны испанцами в одно и то же время — в XVI веке. Подняли восстание против заморского владычества тоже одновременно — примерно столетие спустя.

9

iBBEffiTTB^DB^S A^fifP1!

Длительный период майянская и испанская культуры, язычество и христианство существовали в городах-близнецах параллельно, торговля шла как ввезенными товарами, так и местными инструментами, оружием, традиционной керамикой... Но вот разница, обнаруженная уже в наши дни. Исследования скелетов древних майя показали, что жители Типу куда меньше были подвержены различным заболеваниям (в частности, малокровию), чем обитатели Ламаиаи. В чем причина? Ни исторические документы, ни климатические особенности, ни геомагнитные характеристики не лают ответа...

ПАСТУХИ ДВУХ АМЕРИК

Образ ковбоя давно знаком и понятен и нашим читателям — по книгам, кинофильмам, по ярлыкам джинсов, наконец. И, разумеется, как любой образ, рожденный мифологией, он, мягко скажем, неправдив.

Во-первых, ковбой — это не просто пастух на лошади, это собирательный образ американского пастуха. Америка же большая, и ковбой ковбою рознь. В Чили это босоногий «уасо» в фартуке из мешковины. В Аргентине— «гаучо»: его традиционная одежда — цветастое пончо и широкие штаны, за поясом длинный нож, на ногах — звонкие шпоры; венесуэльский «льянеро» тоже предпочитает пончо и длинный нож за поясом бриджей, но презирает обувь; мексиканский «вакеро» (на нашем рисунке) закован в кожаную броню — это лучшая зашита от колючих кустарников и кактусов, — иа голове обязательное сомбреро; гавайский «паииоло» не менее своего далекого собрата любит сомбреро, но сделано оно из местных материалов, да еще убрано перьями и раскрашенными ракушками, плюс цветочная гирлянда на шее — без этих украшений паниоло на людях не появится... Наконец, классический североамериканский или канадский ковбой: фланелевая рубашка, шейный платок, плотно обтягивающие джинсы, сапоги на высоких каблуках, всепогодная фетровая шляпа...

Ковбойский фольклор —это особый вид искусства в обеих Америках. Легенд ходит множество. Например, такая: закончив рабочий день, ковбои усаживаются вокруг костра и долго поют песни. Песни ковбои действительно поют, но... не вечером, а ночью, и не у костра, а верхом на лошади —так успокаивают чем-то встревоженный скот; что касается костров, то вокруг них обычно велись долгие обстоятельные разговоры.

Еше один миф —о дружбе, якобы существовавшей между североамериканскими ковбоями и индейцами. На этот счет есть быль, которую любят рассказывать в штате Нью-Мексико. Как-то индейский вождь пришел к кавалерийскому генералу и попросил пушку. Генерал, разумеется, отказал — не хватало еще, чтобы из этой пушки стреляли по его солдатам! «Твоих солдат мы можем перебить палками, — презрительно ответил вождь,—Нам нужна пушка, чтобы бить по ковбоям!»

Как бы то ни было, но романтический образ благородного и мужественного ковбоя, восстанавливающего справедливость с помощью кольта и иожа, оказался поразительно живучим и в каждом поколении завоевывает

Рис. В. ЧИЖИКОВА

новые сердца. Не случайно в Америке до сих пор популярна старая песенка:

«Прошедшие дни вспоминать мне не лень,

Мне бы снова в ковбои, пусть даже на день...»

ВОЛОСАТОУХИЙ ЗОВЕТ НА

помощь

Зоолог Бернхард Мейер приехал на Мадагаскар искать лемуров. Не всех подряд, а те малочисленные виды, которые многие ученые считают уже исчезнувшими. Долгое время поиски не давали никаких результатов. Как-то вечером донельзя расстроенный и подавленный Мейер сидел у костра и предавался горестным размышлениям. Что-то заставило его поднять голову. О чудо! — буквально в метре от ученого сидел зверек, ради которого он и отправился в джунгли, — крохотный волосатоухий лемур. Внимательно рассмотрев Мейера, лемурчик сгинул в темноте. Зоолог не оплошал: тут же организовал погоню и поймал волосатоухого (разумеется, только лишь с тем, чтобы сфотографировать, взвесить, обмерить и отпустить на волю).

Волосатоухие — самые маленькие из всех известных лемуров: вес взрослой особи не достигает и ста граммов. Впервые они были описаны в 1875 году Альбертом Гюнтером, который обнаружил крохотную шкурку неведомого зверька в партии экспонатов, поступившей в Британский музей. За век с ли* шним в музеи мира попали еще четыре образца волосатоухих — не более того (один, кстати, был заспиртован в бутылке малагасийского рома). И вот — удача Мейера. Сам зоолог считает, что ему повезло вдвойне: уже одни факт редкостной находки должен, по его мнению, привлечь дополнительное внимание ученых к Мадагаскару: ведь тропические леса и уникальная фауна этого гигантского острова находятся в катастрофическом положении.

57



Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?