Вокруг света 1991-06, страница 65

Вокруг света 1991-06, страница 65

Рафаэль СаВатинц

КОЛУМБ

Но Галлино и Рокка были не из тех людей, кто легко впадает в панику. Они спросили, что всадникам угодно.

Предводитель расхохотался.

— Ваши пожитки, благородные господа. Спешивайтесь, да поживее!

Шум за спиной заставил Галлино обернуться. Еще трое цыган появились сзади, отрезая путь к отступлению.

Рокка выругался. Галлино не стал попусту сотрясать воздух, он обнажил меч.

— Вперед, Рокка! Изрубим их в куски!

Шпоры вонзились в бока мулов, животные рванулись вперед, венецианцы привстали на стременах, занеся мечи для удара.

Но предводитель ускользнул от меча Галлино, а сам толстой палкой изо всей силы ударил венецианца по голове. Легкая бархатная шапочка оказалась ненадежной защитой. Удар выбил Галлино из седла, и, бездыханный, он упал на землю.

Рокке повезло ничуть не больше. Цыган, на которого он напал, поддел такой же длинной палкой передние ноги его мула. Животное рухнуло на колени, а Рокка по инерции полетел вперед, врезавшись головой в землю.

Очнулся Рокка на мшистом берегу ручья. Открыв глаза, он увидел привязанного к дереву погонщика мулов, затем — Галлино, без чувств лежащего рядом. Их окружали смуглые суровые лица. Он чувствовал, как руки шарят по его телу. Попытка подняться не удалась, ибо грабители связали ему руки и ноги. Камзол с него сняли. Грубый голос под ухом известил предводителя, что денежного пояса нет.

— С этим все ясно,— ответил тот.— Займись другим.

Грабитель оставил Рокку, который перевернулся на бок

и в бессильной ярости сверлил глазами предводителя цыган. Тот уже вывернул все карманы камзола Рокки и теперь ощупывал материю. Вскоре он нашел утолщение, взрезал подкладку и вытащил спрятанный между ней и бархатом тонкий клееный мешочек. Отбросил камзол, раскрыл мешочек и достал карту и письмо Тосканелли. Внимательно осмотрел их и убрал туда же. Мешочек положил в свой карман и посмотрел на грабителя, обыскивающего Галлино.

— Оставь его. Пусть лежит,— предводитель покачался на каблуках.— Мы можем трогаться.

К Рокке вернулся дар речи.

— Подождите! — воскликнул он.— Подождите! Возьмите наши деньги. Бумаги не представляют для вас никакого интереса. Оставьте их мне.

Бандит усмехнулся:

— Значит, не представляют? Тогда почему же ты прятал их? Зашивал в камзол? Я найду ученого книгочея, и мне скажут, сколько они стоят. Поэтому пока они останутся у меня.

Рокке удалось сесть, хотя голова у него раскалывалась на части.

— Если кто за них и заплатит, так это я.

— И сколько же ты заплатишь?

— Десять тысяч мараведи,— последовал ответ.

— Значит, они стоят по меньшей мере сто тысяч,— рассмеялся предводитель.— Спасибо, что сказал об этом. А покупателя я найду сам.

— С этими поисками вы угодите в петлю. Послушайте меня. Вы получите свои сто тысяч.

Предводитель вновь расхохотался.

— И где же ты их возьмешь?

— В Кордове. Приходите ко мне завтра и...

— ...и ты накинешь мне на шею ту самую петлю, о которой только что упоминал. Святой Хамес! Ищи простачков в другом месте.

— Но послушайте...

— Ты и так наговорил достаточно.

К тому времени Галлино не только очнулся, но и достаточно точно сумел оценить ситуацию.

— Одну минутку, друг мой! Одну минутку! — Он замолчал, перемогая нахлынувшую волну боли.— От вас не

убудет, если вы выслушаете меня. Отдайте моему приятелю этот мешочек с бумагами и отпустите его в Кордову за деньгами. А я останусь у вас заложником, пока он все не заплатит.

— Я знаю, к чему это приводит,— предводитель покачал головой.— Мне хватит и того, что у меня есть.

И он зашагал прочь, на ходу отдавая приказы. В его манерах чувствовалась военная выправка, и слушались его беспрекословно.

На минуту предводитель остановился возле погонщика мулов, с которого уже сняли путы.

— Освободишь своих господ, когда мы уедем. До Кордовы доберетесь пешком. Идти-то всего три лиги. Мулов мы заберем с собой. Ты сможешь найти их в корчме Ламе-го у Мавританского моста.— Он поклонился венецианцам, махнул широкополой шляпой.— Оставайтесь с миром, господа мои.

В прескверном настроении, с гудящими головами агенты Совета трех, сопровождаемые погонщиком мулов, вышли из леса. Им не оставалось ничего другого, как возвращаться в Кордову на своих двоих.

Солнце уже скатилось к горизонту, когда они добрались до Мавританского моста. Уставшие, покрытые пылью, венецианцы ввалились в просторный зал. Плюхнувшись на деревянную скамью, Рокка громким раздраженным голосом потребовал вина. Корчмарь с подозрением оглядел его рваную одежду, окровавленную повязку на голове Галлино. И обслужил их лишь, потому, что хорошо знал Гавилана, погонщика мулов.

Венецианцы жадно пили терпкое вино, не отставал от них и погонщик. Лишь как следует утолив жажду, Гавилан справился о мулах.

— Их привели три часа назад,— ответил Ламего.— Я понял, что это твои мулы, и отправил их на пастбище за корчмой.— И тут же поинтересовался:— А что с вами случилось?

— Нас ограбили и бросили в лесу,— прохрипел Рокка.— Только в этой чертовой стране возможно такое. Кто привел мулов?

—. Откуда мне знать? — ответил корчмарь.— Какой-то деревенский мальчишка.

— А может, один их тех веселых цыган, что пили у тебя этим утром?

Корчмарь задумчиво почесал затылок.

— Сегодня тут пили многие.

— Так я и думал,— пренебрежительно хмыкнул Галлино.— И ты, разумеется, не помнишь, куда он пошел, этот мальчишка, оставив мулов?

— Такого я никогда не запоминаю. Я обслуживаю моих гостей, но разом забываю о них, едва они покидают корчму.

— В общем, ты у нас идеальный корчмарь... для страны воров и головорезов,— отметил Рокка.

— Вам не следует говорить такого, господин иностранец. Во всяком случае, о Кастилии, где, как все знают, царит полный порядок. Дороги у нас охраняются, и путешественникам на них ничего не грозит.

— Охраняются! Если охраняются, то бандитами.

Корчмарь отошел, не желая продолжать этот оскорбительный для Испании разговор, а погонщик через дверь черного хода направился на пастбище, чтобы убедиться, что мулы в целости и сохранности.

Рокка вновь наполнил кружку.

— Ну и отрава. Только жажда...— он не договорил, глаза его вылезли из орбит, потом с такой силой шваркнул кружкой об стол, что та разлетелась в куски. Все это да ругательство, с которым Рокка вскочил на ноги, заставило Галлино обернуться.

В зал вошел высокий худощавый мужчина, небрежно одетый, в котором Галлино сразу же признал предводителя цыган.

— Да поможет нам Бог! — выкрикнул Галлино и мет-

J*

35

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?