Вокруг света 1996-08, страница 45

Вокруг света 1996-08, страница 45

...Позже, потолкавшись в приемной дирекции Эрмитажа, я понял, на какое минное поле влетел, что называется, с ходу. Десятки искателей сертификатов из десятков стран, окруженные русскими посредниками и прилипалами, зашаркали там старинный паркет до серой бесцветности...

— Владельцы возжелали, насколько мне известно, передать бюст либо в Национальный музей, либо во дворец в Бангкоке. Таиланд, знаете ли, королевство...

— Но, насколько я понимаю, вы — частное лицо, предприниматель...

Н.Н. взглянула на мою визитку.

— ...директор-управляющий отделением фирмы в Москве...

— Мне поручено разобраться с бюстом официально. Компания в Бангкоке намерена предпринять акцию доброй воли. То есть передать бюст в одно из двух мест, о которых я упомянул. Но прежде мы хотели бы знать, что действительно передаем предмет, стоящий нашей репутации и достойный репутации будущего получателя. Кто, кроме вас, может помочь? Никто... Пожалуйста.

— Вам следует обратиться с официальным запросом. Я сообщила то, что могла, — сказала доктор.

В гостинице «Октябрьская», в километровых тусклых коридорах которой так и ждешь появления привидений, загустевала атмосфера тягучей скуки. Ждать до утра, чтобы осмотреть бюсты бывших императоров под прищуром доктора Н.Н., совсем не хотелось. В конце концов, меня кормила другая работа.

На удивление, автоматический набор бангкокского телефонного номера через код сработал с первой попытки.

— Вэл? Из Петербурга?

— С этой статуей... Ну, эксперты из Эрмитажа говорят, что, похоже, во всяком случае, на фотографии, она — подлинная.

Есть еще два таких же бюста. Императоров. Русских императоров... Александра Третьего и Николая Второго...

— Императоров, говоришь...

— Императоров, говорю, — попытался я подстегнуть разговор. — Если нужно, можно бюсты посмотреть. Не уверен, что разрешат сфотографировать. Думаю, экспертам и так можно верить... Слушай, Бобби, у меня восемь фур с товаром на подходе к Москве... Через несколько часов уезжаю отсюда...

— Погоди, погоди... Когда они правили, эти два императора? Они родственники последнему русскому царю?

— Они и были последними. Они — один отец, а другой — сын. Куда уж роднее...

Он радостно похихикал. Я прервал связь.

До ранней весны босс про бюст не заикался. В марте последовало приглашение явиться в Бангкок на заседание дирекции компании. Отчет выслушали, что называется, вполуха. Президент правления задал вопрос, на который, видимо, всем не терпелось услышать ответ:

— Вэл, сколько процентов вероятности закончить идентификацию известного бюста успехом?

— Если бюст подлинный, сэр.

— Разумеется.

Терять лицо не приходилось.

— Есть план, сэр... Два варианта. Первый. Бюст едет из Бангкока в Петербург и там проходит идентификацию в Эрмитаже. Второй. Эксперты Эрмитажа приезжают из Петербурга в Бангкок... Вероятность успеха первого варианта практически нулевая. Произведение искусства, столь редкое и дорогое, дважды должно пересечь государственные границы двух стран. Формальности непредсказуемы. Опасность — огромная.

— Второй, Вэл? — спросил босс.

— Привозим экспертов в Бангкок В присутствии русского посла и консула они протоколируют опознание. Посольство ставит печать на протоколе. Протокол едет в Петербург, и на его основании Эрмитаж выпускает сертификат с собственной печатью. Конец проекта...

— На ваш выбор, Вэл.

— Есть вопрос, сэр... Возможно потрогать вещицу и узнать кто владелец?

— Через четыре часа. За вами заедет Бобби.

Бобби позвонил из машины по мобильному телефону. Новенький «джип-падже-ро» отражал свет неоновых ламп, заливавший паркинг на задворках гостиницы.

В этот уголок таиландской столицы — вокруг первого «соя», или переулка, на Сукхумвит-роуд — «фарангов» уже несколько лет просто не пускают. Обустроился своеобразный заказник «только для своих», поскольку секс-туристы из Америки, Австралии и Европы притаскивают неизлечимые хвори.

В дверях закрытого даже для многих «своих» ночного клуба «Мэй Флауэр» стояла привратницкая команда «качков», кланявшаяся по-японски.

Бобби немного постоял в свете фонарика прежде, чем утонуть в диване Девицы взвизгнули при виде тайского «Тихонова».

— Вэл, — позвал босс, не дав угнездиться в девичьем цветнике. — Прошу ко мне... Это господин Сумати. Сумати Йонграта-мамонкол. Директор-управляющий всего заведения.

— Как поживаете, господин Сумати?

— Как поживаете, док?

Ладонь лопатой. Джинсы. В распахнутом вороте на золотой массивной цепочке в золотом обрамлении Будда слоновой кости. Лицо широкое. Простоватое. Бегающие, нет, скорее обшаривающие окрестность глаза. Как у заводилы свалки, готового свистнуть нападение или отход.

Вытащенный из заднего кармана бумажник давно принял в прогибе форму его ягодицы. Сверкнула позолотой пластинка визитной карточки.

— Она покрыта золотом, несколько микронов...

— Ну, прошу простить, моя-то только типографской краской.

— Если удастся продать бюст, подскажу, где заказать.

Босс и Сумати залились смехом Девочки послушно подхихикнули. Директора, которые тоже там были, не уловив причины, вглядывались сквозь полумрак в нашу сторону.

— На выходе вам выдадут карточку постоянного члена... А вот и мой кабинет, — сказал он

ВОКРУГ СВЕТА

47

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?