Юный Натуралист 1973-07, страница 3

Юный Натуралист 1973-07, страница 3

2

3

переливчатой трелью. И как славно, думаешь ты, что юные горожане, которые учатся там, за Сеймом, в школе № 43, выросшей средь новых домов на былой окраине Курска, — что эти горожане, прежде чем услышать школьный звонок, слышат пронзительное пение русских соловьев.

Соловьи провожают их в школу щедрым раскатом трелей, соловьи провожают их в походы, в дороги по курской равнине. А там, в походах, в дорогах, во все короткие летние ночи с непременными веселыми кострами тоже соловьи, соловьи...

Прекрасна родная земля в летнюю пору, и легка дорога от одной деревни до другой, и рюкзак не тяжелая ноша, и так замирает сердце, когда с улицы, оглашаемой соловьиным неуемным щелканьем, входишь в ночную избу, щуришься от света, отрываешь людей от телевизора и спрашиваешь: здесь ли живет участник Орловско-Курской битвы? И старый воин, живой участник сражения тридцатилетней давности, становится вдруг нё то необычайно серьезным, не то суровым даже, глядит на юного ходатая и словно возвращается в былое, в бои, в каждодневные грозы и безмолвно вопрошает: откуда, из какого полка, юный связист? А юный связист вспыхивает и говорит, что он не из полка, а из курской школы № 43, из пионерского клуба «Факел», где каждому члену клуба дается боевое задание. И вот отправились факеловцы по пути 155-го стрелкового полка 52-й гвардейской дивизии, идут причудливым путем, указанным на карте, и вроде становятся не только красными следопытами, а и впрямь солдатами — до того все прошлое встает явственно, словно воочию...

— Да, — спохватывается следопыт, — я из 155-го полка.

— Садись, однополчанин.

— Со мной товарищи.

— Зови своих солдат!

И окружают те, кто прошел пути 155-го полка, старого воина, тридцать лет ранее их прошедшего путем боев, сражений, и эти красные следопыты для старого воина вроде и впрямь связисты, протянувшие нить воспоминаний из лета 1943 года в нынешнее лето. Не умолкает старый пехотинец, и каждый слушает, напряженно подавшись вперед, и кто-то заносит рассказ о Курской битве в дневник — так продолжается летопись факеловцев о героях битвы. Так, в походе, мужают следопыты, открывается им во всю ширь несгибаемый советский солдат, фантастически сближаются времена, и каждый из ребят чувствует дыхание одного из величайших в Отечественной войне сражений и вновь наступает, наступает!

Окно распахнуто в ночь, из палисадни

ка бьют соловьи, все на мгновение замирают, вслушиваются в эти звучные трели, по которым так тосковали бойцы тогда, в кровопролитных боях и о которых с такой пронзительной болью пели: «Соловьи, соловьи, не тревожьте солдат...»

И в эти мгновения под раскатистые соловьиные посвисты следопытам открывается и даль времени, и даль войны, и все вечное, что связано с красотою земли, что дорого до последнего вздоха.

Так, а может, несколько иначе проходила эта встреча факеловцев с одним из участников битвы на Курской дуге. Была не единственной эта встреча во время экспедиции, посвященной тридцатилетию победы советских солдат в Орловско-Курском сражении. И не только пополняли боевую летопись факеловцы, не только узнавали новые имена безвестных ранее героев, не только приводили в порядок могилы павших, а более всего узнавали родную курскую землю.

Возвращаясь из походов, факеловцы собираются в школьном музее, принимают в свои ряды новое пополнение, вручают младшим значки с эмблемой клуба и удостоверения в твердой обложке, и однажды решают: больше собрать металлолома и за счет сданного металлолома установить мемориальные плиты. И каждый воспринял это как очередное боевое задание, и за один лишь год факеловцы смогли воздвигнуть над могилами девять мемориальных плит с надписями, и дороги на этот раз были не только по своей Курской области, айв соседнюю, Белгородскую область привели, в село Крапивинские Дворы.

И нередко случается так, что в пути следопыты встречаются с другими, незнакомыми следопытами — их очень много, юных, несущих почетную службу здесь, где проходила великая битва. Встретятся, обменяются адресами и разойдутся — каждый своим маршрутом: задание не ждет отсрочки!

Да, на большом пространстве грохотала битва, и там, где проходил северный фас Курской дуги, на станции Поныри, следопыты Поныровской средней школы приходят, как в свой боевой штаб, в Государственный историко-мемориальныи музей Курской битвы, заведует которым Людмила Николаевна Лепина, — она сама еще недавно была красным следопытом, училась в школе, а теперь здесь же работает. Музейные реликвии и экспонаты рассказывают о том суровом времени с 5 июля по 5 августа 1943 года, когда происходило на этих полях, на равнине этой величайшее сражение, закончившееся первым за войну московским салютом в честь взятия Орла и Белгорода. И как перехо

дили Поныри шесть раз из рук в руки, как была здесь на полтора метра в глубину усеяна земля осколками, металлом, какие ожесточенные бои, не менее ожесточенные, чем там, на южном фасе Курской дуги, у ныне известной всем Прохо-ровки, гремели здесь — обо всем этом расскажет любой красный следопыт из Понырей. Они экскурсоводы, они знатоки сражений за Поныри, они помнят поименно поныревцев, принимавших участие в Курской битве. Они, поныревские следопыты Саша Россинский, Люда Боева, Оля Боева, Лена Квасова, изучают и передают людям легендарные истории: как рота саперов в ожесточенный момент боя прорвалась в немецкие тылы и там под огнем закладывала мины, сражалась до последнего и сорвала наступление немцев, как самоотверженно отстаивала батарея лейтенанта Григория Ивановича Игишева село Самодуровку, переименованную теперь в Игишево.

Ветераны Курской битвы, приезжавшие в Поныри, где воевали сами и где полегли навсегда молодые их однополчане, как-то посоветовали следопытам:

— Вы соберите всех ветеранов, устройте встречу.

И следопыты решили и впрямь превратить Поныри в штаб, куда надлежит явиться старым солдатам.

Какая небывалая встреча седух людей произошла в Понырях, как узнавали друг друга боевые однополчане, как позванивали на груди награды, как отсвечивали медали на солнце!

И с тех пор каждый год в День Победы следопыты выстраиваются в почетном карауле на вокзале, у памятника погибшим солдатам, и на всем протяжении от станции до поселка стоят в карауле, ждут специальный поезд из Курска. И вот останавливается поезд специального назначения, которым прибывает в Поныри около грех тысяч человек. Бойцы-ветераны, гости из Вьетнама, Болгарии... И после торжественного митинга все: и прибывшие ветераны, и красные следопыты — выстраиваются и двигаются в четырехкилометровый путь, к памятнику тем бесстрашным саперам, которые в одном из боев совершили беспримерный подвиг. А там, где памятник саперам, молодой майской листвою шелестят дубы да березы, посаженные несколько лет назад другим поколением следопытов...

Пожалуй, нет более вечного памятника, чем зеленое древо. Отживет оно свой век, но упадет на кроны тех деревьев, что выросли от его корня, — и так будет бесконечно, и каждый год будет появляться новый подрост.

Вот почему в Орле на областной стан

ции юных натуралистов ребята взялись за озеленение исторической линии фронта в виде дуги, как она выглядела 5 июля 1943 года. «Зеленая дуга» — так назвали операцию орловские натуралисты. Там, где проходили боевые рубежи, должно появиться зеленое кольцо, должны вырасти сады и парки. И вот отовсюду: из школьных лесничеств двух областей, из школ — из Отрадинской, Залегошинской, Дмитровской, Русско-Бродской и других — стали поступать донесения: высажены березы, заложен сад... Пусть вечной памятью погибшим будет бесконечная зеленая зона, пускай соловьи, соловьи, соловьи оглашают щелканьем, посвистом, трелями русскую равнину!

Ах, эта замечательная орловская земля, на которой выросли чародеи слова: И. С. Тургенев, Н. С. Лесков, И. А. Бунин, Л. Н. Андреев! И тургеневское Спас-ское-Лутовиново, и бунинский Елец становятся для следопытов повторением прочитанных страниц, когда следопыты, изучая операцию по освобождению Орла под кодовым названием «Кутузов», оказываются в этих местах, воспетых великолепными нашими писателями, и словно угадывают уже знакомые окрестности — какую-нибудь древнюю усадьбу или старинный яблоневый' сад...

А возвращение из похода, завершение операции «Кутузов» приурочено как раз к тому памятному дню, когда был освобожден от фашистов Орел. И, как тридцать лет назад, вновь водружает флаг Победы над домом № 11 по улице Московской пенсионер Иван Дмитриевич Сань-ко. Вместе с ним взбираются на высоту дома и следопыты, и, хотя теперь все это игра, ребята в воображении попадают в грозный военный год, когда Иван Дмитриевич водрузил победный флаГнад городом. Флаг шелестит на ветру, сердце у каждого стучит, и каждый неотрывно глядит на героя со знаменем на такой высоте...

Разве постарел знаменосец? Разве ушли в прошлое, позабылись боевые подвиги солдат? Разве все, что наполняло солдат горячей любовью к Родине тридцать лет назад, не перешло теперь в юные души?

Послушай, незнакомый прохожий или человек на дороге! Если тебе повстречаются на равнине следопыты, поющие военную песню, не спеши по своим делам, а проводи юных разведчиков теплым взглядом и подумай о том, как точно совпадает с боевым путем бесстрашных воинов путь ребят, неустанно шагающих по соловьиной, песенной земле.

Эдуард Корпачев

Курск — Орел

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?