Техника - молодёжи 1947-06, страница 29

Техника - молодёжи 1947-06, страница 29

ГЛАВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ '

О большой и малой погоде

в то время как одни ученые старались найти в статистике, в цифрах ключ к предсказаниям до годы на долгий срок, были и другие, которые не забывали, что цифры не должны заслонять от исследования природу.

Они внимательно изучали механизм планеты, чтобы понять, как создается на земле Большая погода — не погода одного дня или одного города, а погода полных материалов и сезонов.

Советский метеорошог Б. П. Мульта-новский перелистывал старые карты погоды, чтобы проследить, как движутся по земле воздушные потоки, есть ли какая-нибудь правильность в их движении, есть ли у погоды расписание и как оно меняется.

Все это надо было выяснить. Но тут возникла трудность. Обыкновенная карта погоды была картой мгновения, мохмен-тальным снимком. А Мультановскому надо было увидеть погоду' многих дней. Значит, нужно было из многих карт составить одну сборную карту.

Но на обыкновенной карте было и без того столько значков, что от них рябило в глазах. Если бы Мультановский собрал эти значки вместе, получилось бы нечто вроде искры из значков.

Выходило, что для Большой погоды нужна не только своя карта, но и своя азбука — более простая, из немногих букв.

Мультановский решил оставить на сборной карте только самое главное—то, что на обыкновенной карте погода появляется лишь к концу работы синоптика. Он изобразил светлыми кружками антициклоны, черными кружками — циклоны, стрелками — пути тех и других.

По мере того как сборная карта заполнялась, черные кружки ложились рядом с черными, образуя обширные многодневные впадины — поля низкого давления. А светлые кружки тоже собирались вместе, указывая на возвышенность— ноля высокого давления.

Мультановский следил за 'тем, как меняется этог пейзаж, как перемешиваются вершины и отроги. Пейзаж менялся медленно. Черные и светлые кружки странствовали внутри своих полей, не переходя их границ. Но каждые пить-восемь дней пейзаж перестраивался: где

1 Начало см. в №>М> с 1 но 12 за 1946 г. и №№ 1, 2, 3. 4, и 5 за 1947 г.

были обширные впадины, — вырастали возвышенности.

Было ясно, что этот изменчивый воздушный пейзаж не так! У ж изменчив. Он по нескольку дней сохраняет свои черты. А вместе с ним сохраняет свои черты и погода. Она меняется толчками, а не непрерывно — не каждый час, а каждый «естественный синоптический период». Так окрестил Мультановский эту новую меру времени.

Но от воздушного пейзажа, от уклона барических гор зависит и движение воздушных потоков. Пока пейзаж не меняется, воздушные поезда идут по одному пути. А 'как только пейзаж перестроился, движение переходит на другой- путь.

Что же это за Яуть?

Мультановский стал наносить на карте пути антициклонов и циклонов, и оказалось, что есть какие-то главные магистрали, по которым они движутся.

Эти магистрали проходят на карте, как железнодорожные линии, соединяя Нордкап с Куйбышевым и Казахстаном, Азорские острова с Крымом, Карское море с Нижней Волгой, По некоторым из магистралей движение идет чаще, по другим реже.

Главные станции, где формируются воздушные поезда, расположены не как попало, а в определенных местах. Циклоны, которые идут в Европу, формируются чаще всего где-то около Исландии, антициклоны — в субтропиках, у Азорских островов или же за Полярным кругом.

Мультановскому было понятно, почему дело происходит именно так, Он хорошо знал, как устроена машина планеты.

Он словно собственными глазами видел, как энергия Солнца и отклоняющая сила Земли "приводят в ход огромные колеса циркуляции. Эти колеса непрерывно гонят воздух с экватора на субтропики, создавая там тесноту н давку, громоздя барические горы, целый пояс высокого давления. И те колеса циркуляции постоянно перекачивают воздух с экватора и от субтропиков дальше, к полюсам, и обрушивают его на полярные страны. А между этими двумя горными цепями антициклонов возникает циклоническая впадина.

И вот от полярных и от субтропических гор давления отрываются лавины «антициклоны и ползут по земле. Одни идут к нам с Азорских островов, неся тепло субтропиков. Другие вторгаются в нашу страну из полярных стран, неся с собой снега и морозы.

Движение идет не как придется, а по магистралям, по тем «осям», которым Мультановский дал имена, похожие на название железных дорог: Нордкапская ось, Карская ось, Канинская ось...

И в пространстве и во времени у этого движения есть свой' порядок. Каждые 5—6 дней Происходит переход на новый путь. И каждый сезон устанавливается новое расписание.

В начале зимы, когда полярные моря сковываются льдами, а тундра покрывается снегом, начинает усиленнее работать полярный «центр действия». В темноте арктической ночи, под снегом и льдами формируются воздушные массы и идут на юг, неся с собой первые холода, первые метели.

Зимой вступает в строй сибирский «центр действия». Как огромный холодильник, остужают сибирские снега лежащий над ним воздух. И этот воздух все чаще вторгается к нам, заставляя нас жарче топить печи.

Весной солнце берет верх. Сглаживается резкая разница между севером и югом. Прекращает работу сибирский холодильник. На полярной формируюг щей станции работа идет слабее.

Главную роль в движении начинаем играть азорский центр действия. Теплые волны идут с юго-запада, с юга и помогают солнцу плавить снега на полях * взламывать лед в реках. Вместе с теплыми волнами летят грачи. И тогда даже тот, кто ничего не знает об анти циклонах, о движении воздушных волн думает, услышав говор грачей; «Вот и весна, вот и грачи прилетели».

Вслед за теплыми волнами пробегает и последняя холодная волна, пробуждая ото сна и заставляя цвести черемуху.

А осенью, когда нашу страну начинают заливать волны холода, впереди этих волн летят дикие гуси и утки. И последние стаи словно вылетают из-под метелей.

Вся природа вокруг нас —• это и лаборатория, где ставятся все новые опыты, и обсерватория с множеством приборов.

Что ни расстояние, что m птица — то прибор.

Есть растения, указывающие время, как часы. Цветы табака раскрываются под вечер и закрываются днем.

Старые сосны и ели, словно компас, указывают на север: мох растет на северной стороне ствола. Подсолнечник поворачивается лицом к солнцу: он следует за движением солнца, как гелиограф. А плющ, наоборот, отворачивается от солнца, он любит тень.

27

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?