Техника - молодёжи 1947-06, страница 30




Техника - молодёжи 1947-06, страница 30

It

•tie»

Ш €§ С *

T# V 4 Vff

»!l:lfM

/j Данные синоптических таб* лиц и карт наносятся 0 виде отверстий* пробитых насквозь, на специальные картонные карточки — перфораторные карточки, Это документы, которые а дальнейшем смогут «читать» специальные машины. 2} Пер~

! ««ill Oib • 1 фораторная машина — машина * f 1 | перевода цифровых дан-

anfc*^**" i 1 «а перфораторные картон-

- It III ftw. /(aic «я пишущей машинке, Л! [мадешшюггя с цифра-

1о машина не пенс , а пробивает в карт круглые отверстия.

Растения — это и термометры и гигрометры. Оин отзываются на жару ш холод, на сырость и сухость» Годовые кольца на пне словно выписаны «ером самшнсца; оин отмечают, как менялась не суточная, а годовая погода, Каждая ветка у Дерева — это флюгер.

Бессточное озеро—-это тоже климатический прибор. Это гигантский дождемер, который дает нам знать, делается ли климат бая ее сухим, или влажным.

Везде вокруг нас естественные приборы, Но не все это видят. Нужно быть таким человеком, как Мультановский, чтобы увидеть метеорологический прибор в пихте, в лиственнице.

Мультановский взял ботаническую карту лесов и степей и совместил ее с картой, на которой были начерчены оси — магистрали антициклонов*

И оказалось, что граница степи и леса совпадает с сибирской осью: видно, южные степные травы не выносят сибирского холода. Граб ие идет на северо-восток дальше шведской полярной оси. А лиственница и пихта не могут перешагнуть через Нордкапскую ось

По-новому выглядит привода, если на нее смотреть глазами науки.

Все мы учили в детстве стихи: «Весна идет, весна идет...»

Мы считали это выражение только поэтическим образом. А метеорологи могут показать на карте, по каким путям и откуда идут весна, вша, осень.

Осень, например, идет к нам с запада: осеннее ненастье наступает тогда, когда во-вею принимается работать исландская формирующая станция, исландская фабрика циклонов.

Но погода часто отступает от календаря. У календаря только один хозяин— солнце. А у погоды есть еще другая хозяйка — земля.

Чтобы началась зима, нужно, чтобы готов был к зимней работе сибирский холодильник, чтобы и полярные формирующие станции тоже не отставали. Бывает, что из-за усердия какого-нибудь

теплого течения северные моря поздно затягиваются льдами, и тогда воздушный экспресс «Полярная стрелка» с дедом-Морозом и Снегурочкой приходит к нам с большим опозданием.

У погоды свой календарь. В нем не четыре, а шть времен года. Кроме зимы, есть еще и предзимье — между зимой и осенью. И у каждого времени года свое расписание, которое не так-то легко предугадать. Надо хорошо знать правила движения, направление путей, способы формирования поездов к даже нарушения, которые и тут нередко расстраивают нормальную работу. Надо знать, по каким магистралям пойдет движение: с Лофотенов, или с Азорских островов, или с Новой Земли. Движение может пойти сразу по двум магистралям — по полярной и азорской осям, или по полярной оси, с северо-запада, или ультраполярной, с северо-востока* Надо суметь во-время определить, какой поток возьмет верх. От этого будет зависеть и ход погоды на долгое время.

Человек, пытающийся во всем этом разобраться; похож на того, кто вздумал бы сам составить для себя расписание поездов, не заглядывая в железнодорожный справочник. На железных дорогах, с часами и карандашом в руках, он отмечал бы в записной книжке время ухода и прихода поездов. Легко ли было бы ему понять» идет ли сибирский экспресс с опозданием, и почему вчера он прибыл в 11 часов утра, а позавчера в час дня?

С расписанием погоды дело обстоит еще неизмеримо сложнее. Недаром метеорологи считают долгосрочный прогноз самым трудным прогнозом. И все-таки есть люди — ученики Мультанов-ского — С. Пагава и др., которые изучают расписание погоды и предсказывают в марте, 1сакая будет погода в мае.

Три гипотезы помогают им в этом.

Первая гипотеза-—о новой естественной мере времени, о естественном синоптическом периоде. Пока длится этот период, на сборной карте сохраняется один и тот же барометрический пей*

заж — расположение полей низкого и высокого давления.

Вторая гипотеза —о центрах действия, о тех очагах, от которых зависит перемещение автоциклонов, циклонов, воз. душных масс.

Опираясь на эти две гипотезы, синоптик узнает, как изменится погода и надолго ли она установится. А когда именно она изменится? Которого числа и в каком месяце?

Тут в ход вступает третья гипотеза — о трехмесячных и пятимесячных ритмах в жизни атмосферы.

Изучая старые синоптические карты и составленные по ним сборные карты, Мультановский заметил, что в жизни атмосферы есть ритм.

Если в ноябре было вторжение антициклонов с Новой Земли на Балканы и если такого же северо-восточного вторжения не было за три месяца до этого, то оно повторится через три месяца после этого. И, кроме этого трехмесячного, есть еще и пятимесячный ритм.

После зимы приходит весна. Новая весна — ие повторение какой-нибудь другой, а рифма к ней. В них есть и сходство и различие. Мы радуемся, замечая черты сходства, вспоминая прежние весны. Еще больше волнует нас то неповторимое, что мы видим в облике новой аесны.

В природе, как и ш жизни, есть не только ритм, но и рифма.

Наметив ш> сборной карте прогноз на будущий месяц или на будущий сезон, синоптик старается припомнить: а не было ли когда-нибудь раньше почти такого же положения иа карте. Он ищет к этому положению «аналог» — рифму.

Опытные синоптики многое помнят Но даже самая хорошая память не безгранична. Человек не может держать в голове сотни синоптических карт и тысячи таблиц.

Когда мы что-нибудь забываем, мы заглядываем в записную книжку. Но если бы все ежемесячные таблицы* составленные иа метеорологических стаи-

28



Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?