Юный Натуралист 1975-04, страница 6

Юный Натуралист 1975-04, страница 6

4

— Думаю, что любовь к Кокушкину, радость видеть вновь эти места передались нам и от матери, проведшей там свои лучшие годы. Но, конечно, деревенское приволье и деревенские удовольствия, общество двоюродных братьев и сестер были и сами по себе очень привлекательны для нас.

Мать Володи Мария Александровна прожила в Кокушкине безвыездно шестнадцать лет. Здесь ей все родное, близкое, здесь она знает каждый уголок.

Выросшая в деревне, с ее полями, лугами, раздольем, Мария Александровна, по словам ее младшей дочери, страстно любила природу. Любимым ее удовольствием было бродить по лесам и полям, собирать полевые цветы, ягоды. Как оживлялась она при этом, с каким чисто юношеским увлечением предавалась она этим прогулкам! В городе она всегда вспоминала деревню.

— «Мне душно здесь, я в лес хочу», — декламировала она, бывало.

На прогулки по полям и лесам Илья Николаевич и Мария Александровна обычно забирают с собой сыновей и дочерей, племянников и племянниц. Если выходят из дому ранним утром, когда еще довольно свежо, отец по настоянию матери, беспокоящейся, чтобы он не простудился, прихватывает с собой пальто или плед — «наслоения», как он их называет.

В полутора-двух верстах от дома, на крутом берегу Ушни, у Бутырской мельницы, ласкает глаз красивая сосновая роща.

Неподалеку от соседней деревни Чере-мышево, растянувшейся вдоль дороги в Казань, виднеется округлая возвышенность с пологими склонами. И холм и склоны густо заросли сосной и елью, а у подножия изумрудная хвоя со всех сторон окружена золотистым половодьем ржи. Впечатление такое, будто какой-то великан бросил на поле свою огромную зеленую шляпу. Лес этот так и называется — Шляпа.

— «Когда волнуется желтеющая нива и свежий лес шумит при звуке ветерка...» — декламирует Мария Александровна лермонтовские строки.

Дети гладят сгибающиеся под руками тугие колосья, вдыхают аромат растущих вдоль межи полевых цветов, прислушиваются и к звонкой песне затерявшегося в небесной голубизне жаворонка, и к загадочному шуму вековых сосен. И светлая радость наполняет их сердца, и душа раскрывается навстречу прекрасному. Что может быть поэтичнее и великолепнее родной природы!..

Часто отправляются в так называемый Задний лес — через овраг, тропинкой, по которой с детских лет любит хаживать Мария Александровна.

— Нужно ягод насобирать и детей не

растерять! — не то в шутку, не то всерьез предупреждает Илья Николаевич.

Не растерять детей в большом лесу — задача не такая уж простая. Только вступят под сень деревьев — глядь! — а ребята уже врассыпную. Кто ищет ягоды, кто собирает цветы, иные просто без всякой цели продираются сквозь густые заросли ельника.

— А почему у ели всегда острая вершина? — начинает разговор наблюдательная Оля.

Все задирают головы, разглядывают вершины деревьев. Действительно, у любой ели — молодой или старой — вверху голая веточка, одиноко устремившаяся в небо.

— Взгляните на сосну или вон на ту осину, — предлагает Саша. — Видите, у них вершина кроны закруглена. Это значит, что выше они уже не станут. Только ветки раздадутся вширь и ствол потолстеет. А ель, пока не засохнет, будет тянуться ввысь. В этом ее отличие от других деревьев.

Кто-то из малышей вдруг с диким криком схватился за шею и даже подпрыгнул от боли.

— Проклятый муравей! — кричит он. — Всех бы вас уничтожил!

— Сам виноват, не забирайся в чужие владения, — успокаивает его Саша. — Муравьи из этого гнезда уничтожают 10 миллионов вредных насекомых.

— А птицы? Саша, расскажи, пожалуйста, о птицах, — просит Володя.

— Ну, птицы — те настоящие спасители леса. Одна синица за день съедает столько гусениц и личинок, сколько весит сама. Маленькая мухоловка-пеструшка уничтожает более полутысячи яичек, из которых образовались бы гусеницы. Лес без птиц и птицы без леса не живут. Но об этом в другой раз. Слышите, нас зовут.

Пока одни ведут естественнонаучные беседы, другие во главе с Марией Александровной, вооружившись лукошками, корзинками, ведерками и палками, собирают грибы.

Мария Александровна ведет детей в редкий молодой ельник, на поросшую мхом поляну — ив лукошках появляются душистые рыжики. Золотыми кнопками засверкало на зеленом мху стадо лисичек. На лесной просеке, в самом открытом месте, на причудливо изогнутых ножках рассыпались грязновато-бурые свинушки — и впрямь свиное ухо! Красно-бурые, с клейкой шляпкой маслята, темно-зеленые и желто-бурые моховики, ярко-белые, перламутровые грузди, зеленоватые и красноватые сыроежки... Какое разнообразие цветов, оттенков, запахов, форм!

Володя хоть и позже других включился

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?