Юный Натуралист 1976-09, страница 46




Юный Натуралист 1976-09, страница 46

43

женщины занимались домашней работой, с веселыми криками носилась детвора.

Я пошел к вождю. Он обещал дать мне большую пирогу с подвесным мотором. Палатку мы поставили на берегу озера в километре от селения.

На следующий день, не теряя времени; мы отправились к небольшому островку, расположенному в полудюжине миль к северу. В одной из его бухточек, сказали мне, и был рассадник крокодилов. Местные жители подтвердили это протяжным «э-э-э-э», удостоверив меня, что зверей там видимо-невидимо.

Два-три раза мотор глох, но в конце концов через три часа плавания по ровной глади озера мы добрались до бухточки, полудужьем врезавшейся в остров. По мере приближения к цели мы видели, как крокодилы испуганно разбегались из-под киля. Среди них попадались и громадины более пяти метров длиной густозеленого цвета.

Вдвоем с механиком-африканцем мы выгрузили неуклюжую клетку, смонтировали ее и прицепили поллавки. Надев на спину акваланг, я втиснулся в клетку и закрыл за собой дверь. Все. Можно было приступать к опыту. Я повис в воде на поплавках в пяти метрах от поверхности.

Изнутри вода не казалась такой прозрачной. Тучи взвешенных частиц и крохотных организмов образовывали легкий туман. Видимость не превышала восьми метров. Лодка 'тихонько ползла. Я с жадностью вглядывался в озеро, готовый вот-вот увидеть первую рептилию. Только тут я понял, почему природа окрасила крокодилов в зеленый цвет: вода, казавшаяся наверху голубой, поскольку она отражала чистое небо, на самом деле была мутно-зеленой из-за обилия планктона. В этом «пюре» зеленый крокодил почти неразличим.

Шло время, но ни один хозяин здешних вод не соизволил полюбопытствовать, кто это к ним забрался. А ведь сколько историй об их прожорливости мне пришлось выслушать! Говорили, что крокодилы в Африке неотступно следуют за речными судами и пирогами, надеясь отхватить руку или ногу, неосторожно опущенную для охлаждения в воду. Но ведь, если не учитывать клетку, я вполне должен был сойти за утопленника и вызвать у них гастрономический восторг. Ничего подобного! Лишь рыбы да медузы появлялись на пути, и те тут же исчезали.

Минут через десять-пятнадцать я почувствовал, как меня в подводной тюрьме забирает холод. Вода в Танганьике не такая уж теплая, к тому же клетка заставляла лежать неподвижно. Вскоре у меня уже не попадал зуб на зуб. Тем временем

мои спутники продолжали мирно идти вдоль острова, стараясь грести как можно тише, боясь распугать крокодилов, разомлевших под полуденным солнцем. Только тут до меня дошло, что мы не позаботились о системе сигнализации: я даже не мог попросить, чтобы меня подняли наверх.

Запас воздуха в баллоне акваланга рассчитан на два часа погружения, но я трепетно надеялся, что друзья не станут мариновать меня столько времени в холодной воде. Минуты, однако, шли за минутами, а холод пробирал все сильнее. Я чувствовал, что ноги и руки понемногу деревенеют. Если крокодилы не явились понюхать человеческой приманки, болтавшейся в воде, вряд ли они кинутся, когда я вылезу из клетки. Отомкнув дверцу, я выскользнул наружу. Боже, до чего хорошо подвигаться!

Я повернулся вправо, влево, все еще надеясь заметить вытянутый силуэт зубастой рептилии, но в мутной воде ничего нельзя было различить. Только несколько рачков и прелестных прозрачных медуз в форме венчика. Больше ничего. С горьким чувством я всплыл возле пироги, меня тут же вытащили на борт, и я с наслаждением подставил лицо и тело жгучим лучам солнца.

Было ясно видно, как крокодилы в панике разбегаются, едва завидев лодку.

Клетка оказалась лишней. Мы с моим другом Луи по очереди совершили несколько погружений здесь, а позже — в бухте Барака. Все напрасно!

Крокодилы — крайне трусливые животные, пугающиеся любого пустяка. Это было известно из наблюдений за ними на суше. Теперь выяснилось, что точно так же они ведут себя и в воде.

Что ж, выходит, все истории с пловцами, утащенными крокодилами, россказни? Нет. Пловца на поверхности крокодил атакует. Когда же человек погружается, он как бы перестает быть для него добычей.

Уверившись в этой теории, я стал ны- , рять без акваланга. Увы, смелости не всегда сопутствует удача: мне не удалось заснять под водой ни одного хвостатого чудища. Углубляясь в зеленую взвесь возле скалистых откосов, я все ждал, что вот-вот столкнусь нос к носу с ним, откроется страшная пасть, утыканная острыми зубами. Но, видимо, крокодилам я казался еще страшнее, чем они мне. В конце концов пришлось отказаться от надежды свидеться с ними под водой.

Б. Тишинский


Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?