Юный Натуралист 1979-01, страница 37

Юный Натуралист 1979-01, страница 37

35

ствии уже не мальчик, а академик А. Е. Ферсман. — Нужно было много накопить, чтобы купить, например, отростки кристаллов дымчатого кварца с заоблачной высоты Сен-Готарда...

Так с детских лет любовь к камню определила всю дальнейшую жизнь удивительного человека — минералога, геохимика, геолога, писателя и руководителя советской науки А. Е. Ферсмана. Наверное, он прежде всего был Талантливейшим наблюдателем-натуралистом и естествоиспытателем, обладавшим зоркими глазами и редкой способностью удивляться обычным неказистым булыжникам.

В юности он буквально «глотал» книги, газеты и журналы, где хотя бы вскользь говорилось о камнях, вырезал из газет интересные заметки, пропадал в читальных залах библиотек и рылся в старинных фолиантах. Детская коллекция постепенно превратилась в научное собрание минералов. Изменились и интересы коллекционера. Сашу Ферсмана увлекли «приключения камней» — загадочные и нередко страшные истории, связанные со знаменитыми самоцветами, найденными в Индии и Южной Африке.

Профессор Одесского университета П. Г. Меликишвили развил в нем интерес к химии. «Каким праздником было для меня, — рассказывал А. Е. Ферсман, — разрешение профессора навестить его в самом университете, пройти по темным коридорам старого здания к нему в лабораторию и там, затаив дыхание, смотреть, как он, ученый, переливает какие-то жидкости, кипятит что-то на газовой горелке или осторожно капает окрашенные капельки в большой стакан».

Вопросы, вопросы, вопросы без ответа обступали Сашу со всех сторон. Минералогия казалась ему самой интересной наукой в мире, и после окончания одесской гимназии в 1901 году он поступил на физико-математический факультет университета в городе Одессе, где преподавалась минералогия.

Но — удивительное дело! — университетский курс вызвал у студента глубочайшее разочарование и даже отвращение к любимому предмету. Романтик, он ждал его с радостью и нетерпением, а встретился с длинным перечнем названий -минералов, сухим списком признаков и свойств, рядами цифр или кристаллографических обозначений, массой малоизвестных географических названий, от которых веяло унылой систематикой. И главное, сам профессор минералогии своими лекциями нагонял на А. Ферсмана невыносимую тоску.

И вот ему показалось, что он ошибся в выборе своего научного пути. Как это ни удивительно, А. Ферсман бросил курс мине

ралогии и решительно перевелся на историко-филологический факультет: быть историком интереснее!

Но и здесь он не смог уйти от камней. Вопреки его воле они настигли Ферсмана и в истории. Он думал теперь о кремневых орудиях каменного века, нефритовых топорах эпохи неолита, минеральных красках для рисунков на стенах пещер, вспоминал древнейшие легенды о золоте скифов и искал у античных историков указания о заброшенных копях, где добывались олово, медь, самоцветы.

Неизвестно, как сложилась бы дальнейшая судьба А. Е. Ферсмана, но счастливый случай определил его переезд в Москву, перевод в Московский университет, а здесь — встречу с крупнейшим ученым нашего времени профессором В. И. Вернадским.

Не без страха пришел А. Ферсман в минералогический кабинет Московского университета. Он так волновался, что не мог говорить. Ему повезло: он попал в творческую атмосферу настоящего научного поиска и был захвачен обаянием учителя, его умом, обширнейшими знаниями, умением наметить новые необычные цели. В. И. Вернадский задавал массу вопросов — ответа на них не было. Вернее, надо было искать эти ответы. Надо было работать.

Стройное, казалось бы, здание старой минералогии на самом деле трещало и рушилось, требовало перестройки. В. И. Вернадский рассматривал минералогию не как застывшую каменную мозаику, а как меняющуюся, невероятно изменчивую картину жизни вечно подвижных элементов в земной коре. Это уже была не минералогия. На глазах рождалась новая наука — геохимия, изучавшая историю элементов. Минералогия оказалась лишь этапом в бесконечном круговороте вещества. А. Е. Ферсман был потрясен открывшейся ему картиной мироздания. Вся его дальнейшая жизнь была посвящена развитию новой науки — геохимии.

В 1919 году А. Е. Ферсман стал одним из первых академиков новой Академии наук Советской страны. С огромной энергией занялся он проблемой снабжения промышленности минеральным сырьем. Ведь царская Россия, обладая огромной территорией, была практически полностью лишена собственных полезных ископаемых. Все ввозилось из-за границы, даже песок и глина, не говоря уж о рудах редких металлов, молибдена, вольфрама.

Советская власть поставила перед учеными-геологами настоящую боевую задачу: в короткий срок обеспечить страну всеми видами минерального сырья.

По поручению первого президента Академии наук геолога А. П. Карпинского А. Е. Ферсман приступил к изучению по

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?