Юный Натуралист 1980-10, страница 11

Юный Натуралист 1980-10, страница 11

9

говорился с ним Евгений Федорович, и выяснилось, что парень уроки частенько прогуливает.

«А верхом ездить хочешь?»— спросил его тренер.

«Еще бы! Конечно!»— загорелся парень.

«Тогда условие — за учебу берись с сегодняшнего дня, и чтобы никаких прогулов»,— ответил Антошин.

Евгений Федорович сходил в школу, познакомился с учителями этого парнишки. Почти каждый преподаватель заключал свой разговор словами «трудный подросток». Ко всему еще оказалось, что этот «трудный подросток» числится на учете в детской комнате милиции.

И все-таки решился Антошин взять паренька в секцию.

«Ты пойми,— втолковывал он ему,— если хочешь стать настоящим спортсменом, значит, нужно иметь железную волю, уметь все преодолевать. А ты что же — неужели не хватает упорства двойки исправить, материал как следует выучить? Что касается остальных проделок, так я думаю, что у тебя времени на них просто не останется, если, конечно, будешь по-серьезному э секции заниматься».

Здесь и проявилось в нем то главное, о чем, может быть, раньше он мог только смутно догадываться. Пришло постоянное желание видеть этих красивых животных, быть с ними рядом, а потом и призвание. Это и помогло ему преодолеть себя. И еще уговор с Антошиным: если не исправится, то будет отчислен из секции.

Был у паренька особый подход к лошади. Даже с самыми строптивыми находил общий язык. Вскоре стал разрядником. Хотели закрепить за ним постоянную лошадь, но после восьмого класса уехал он в училище в другой город.

А через несколько месяцев к Антошину пришла мать этого паренька.

— Сбежал, не может, говорит, без лошадей жить,— со слезами рассказывала она,— и к вам идти боится. Вы уж его не гоните, последняя надежда на вас, Евгений Федорович.

На следующий день они пришли вместе.

— Ладно, будешь работать здесь и учиться. Завтра принесешь справку из вечерней школы,— напутствовал паренька тренер.

История эта не закончилась, и хочется верить, что многое еще поймет этот паренек, потому и не называем его фамилию.

Каждый подросток по-своему нашел дорогу в секцию, но любого роднит с остальными общее чувство — любовь к лошади. В лошадей тут влюблены все сто двадцать ребят, сто двадцать подростков, которые обучаются конному спорту.

— Дай им волю, так они здесь и ночевать останутся,— добродушно ворчат конюхи.

— Это что,— весело добавляют тренеры,— если не углядишь, так лошадь домой уведут и на балконе кормить будут.

Шутят, конечно, взрослые, но с немалой долей правды. Надо видеть этих ребят, как они дружной ватагой окружают своих любимцев после тренировок. И вот уже один тащит ведро с теплой водой, другой снимает седло, третий сворачивает соломенный жгут. Ребята бесстрашно лезут замывать ноги и хвост, растирают вспотевшие бока, чтобы лошадь не застудилась. А животные будто понимают и терпеливо, спокойно ждут, когда ребята отчистят их до блеска и угостят лакомствами. Причем каждый юный наездник считает, что его гостинец самый вкусный: один протягивает на ладони кусок сахара, Другой крупно посоленную горбушку или оранжевую морковь.

Конечно, высшая радость для ребят — езда верхом, но с не меньшей охотой помогают они взрослым по конюшне. Это ведь, кроме всего, и восполнение того дефицита общения с природой, с животными, который особенно остро ощущают горожане. К тому же одного-двух поколений недостаточно, чтобы изжить в человеке накопленную тысячелетиями привязанность к умной, понятливой лошади. И сегодня добреют лица и останавливаются прохожие, провожая взглядом вдруг невесть откуда появившуюся на городском асфальте лошадь в упряжке. А что же говорить о мальчишках и девчонках, которые бредят лошадьми и счастливы отдать все, лишь бы оказаться рядом с конем, сесть в седло, почувствовать, как от благородного и красивого животного будто вливаются в тело сила и ловкость.

Об этом же можно судить и по сотням, тысячам писем, которые идут в наш журнал, в которых читатели рассказывают о своем увлечении, спрашивают, как поступить в конную секцию.

У нас в стране около 1200 секций конного спорта. Много это или мало? Много, если учесть, какое это дорогостоящее удовольствие — содержать тысячи и тысячи спортивных лошадей, причем сами скакуны стоят порой в несколько раз дороже любого легкового автомобиля. И в то же время мало, если учесть огромную армию желающих. Скажем прямо, пока не все ребята имеют возможность заниматься в секциях. Но значит ли это, что для них закрыты все пути в мир этих замечательных животных? Конечно, нет. В письмах ребята рассказывают, что они читают книги о лошадях, собирают фотографии, открытки, смотрят кинофильмы и передачи по телевидению. В этом и проявляется их интерес и та настоящая любовь, которая идет от знания.

Ведь существует целая литература о лошадях, которая называется иппологи-

2 «Юный натуоалист» № 10

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?