Юный Натуралист 1980-11, страница 46

Юный Натуралист 1980-11, страница 46

44

Он был заполнен водой не до краев, а так что она чуть-чуть закрывала сетчатое дно второго ящика. Работал мотор, гнал по шлангу воду в аппарат. Вода в аппарате бурлила, будто неслась по перекату. Дима начал помаленьку вываливать икру из таза в аппарат. Икра скатывалась в ящик с сетчатым дном, а затем сквозь дырочки проваливалась во второй ящик. Но на дно не Падала, а кружилась, то поднимаясь вверх, то опускаясь вниз.

_ Ой, до чего интересно, как в настоящей реке! — воскликнула Настя.

— Так и должно быть, иначе мальки не выведутся,— сказал Дима

— А можно посмотреть, как рыбки будут рождаться? — спросил я.

— Ой, неужели это можно увидеть! — сказала Настя

— Естественно,— ответил Дима,— дня через четыре прибегайте и увидите.

Наконец наступил долгожданный четвертый день.

Рано утром к нам постучался Дима. Мы втроем пошли на рыбозавод. Я хотел по пути разбудить Настю, но папа не разрешил. Он сказал, чтобы я ей дал как следует выспаться, потому что она еще маленькая. А на рыбок она еще успеет наглядеться.

В осетрином доме было тихо. Сквозь окошки светило солнышко и прогревало икринки. А они, конечно, и не подозревали, не догадывались, что находятся не в реке, а в железном ящике. ,

— Ну началось! — воскликнул папа, первым заглядывая в аппарат.

— Дружно-то как! Пожалуй, половина проклюнулась! Теперь можно не волноваться,— сказал Дима.

Вода в аппарате кишела какими-то крохотными червячками. Дима поймал на ладонь несколько червячков.

— Как думаешь, на кого они похожи? — спросил он у меня.

— На, на... головастиков,— сказал я.

— Это, кареглазик, непочтительно по отношению к будущим стокилограммовым князь-рыбам. Ты приглядись, приглядись. Хоть и младенцы, а уже осетры.

Я пригляделся и увидел в воде много еще целых икринок, величиной с горошину.

Прямо на моих глазах из двух икринок, за которыми я наблюдал, высунулись тонюсенькие хвостики и начали извиваться. А затем полностью выклюнулись и две рыбки и, боком, боком, ввинчиваясь в воду, поплыли. Икринки, из которых мальки вышли, не отрывались, а плыли вместе с ними, как воздушные шарики.

И вот настала пора, когда мальков нужно пересаживать в выростник, который находился в пруду за поселком. Дима велел рабочим подготовить инструменты для пересадки, а сам пошел проверять выростник. И нас с Настей позвал.

Возле кустов тутовника из воды торчали толстые сваи. На них стоял большой прямоугольный ящик. Стенки его были из досок, а дно и крышка из железной сетки с мелкими дырочками. Через эти дырочки в ящик заходила вода. Этот ящик и был выростник, в котором, как рассаду, выращивают осетрят, а затем выпускают их в выростной пруд, а из пруда уже в реку.

Дима lipcsep'riii выростник, простукал деревянным молотком каждую стенку, дно и потолок. Все было исправно, значит, малькам некого бояться: ни змеи, ни лягушки, ни птицы в него не заберутся.

Когда мы вернулись на рыбозавод, уже наготове стояли ведра, сачки, тележка и несколько деревянных ящиков из-под рассады. Рабочие наполнили их прозрачными червячками — дафниями. Это корм для рыбок.

Дима вычерпал эмалированным ковшиком из аппарата осетрят и слил их в ведра. Рабочие перенесли ведра на тележку, погрузили на нее ящики с дафниями. И покатили тележку к пруду. Дима шел рядом с тележкой, придерживая ведра, и повторял:

— Осторожнее, братцы!.. Князь-рыбу везем!..

Тележку подкатили к выростнику. Из всех ящиков высыпали в него дафний, затем пустили из ведер осетрят.

Ух, как они забегали! Стремительно разгонятся, нырнут в глубину, потом выплывут, чуть-чуть отдохнут и снова носятся по выростнику. Еще бы, тут просторно, кувыркайся как хочешь, да расти поскорее.

И мальки росли как в сказке, не по дням, а по часам. За неделю сантиметра на четыре вытянулись. Их уже нельзя было перепутать ни с какой другой рыбой, тем более с головастиками. Они превратились в настоящих маленьких осетров: рыльца у них вытянулись, а спины стали похожими на лобзико-вые пилки.

Два раза в день рабочие подкармливали мальков дафниями. Дима вел научные наблюдения, что-то все время записывал в свой дневничок. Ровно через неделю он выпустил осетрят в пруд. А через месяц, когда мальки окрепли, их выпустили в реку.

Вот как это было.

На пруд пришли рабочие. В руках у них были сачки. Дима выдернул задвижку из большой железной трубы, которая одним концом выходила в пруд. И мальки вместе с водой хлынули в глубокий ящик из капроновой сетки. Вода потекла по цементному каналу к реке, а осетрят не пускала сетка. Дима несколько раз зачерпывал сачком мальков, пересчитывал их зачем-то и отпускал. Потом сказал:

— В полном сачке сто штук.

И работа началась. Друг за другом рабочие опускали сачки в воду, наполняли их осетрятами и вываливали их в канал.

Нашлось дело и нам с Настей. Мы вели

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?