Юный Натуралист 1980-12, страница 9

Юный Натуралист 1980-12, страница 9

7

без конца. Например, в десяти километрах от города Южно-Сахалинска я видел в лесу рысьи следы.

А за одни сутки дороги в поезде я сумел добраться от бамбуковых рощ, увитых лианами, до настоящей лесотундры, где растут карликовые березки на замерзших болотах.

Кто из мальчишек в школьные годы не мечтал удрать на Дальний Восток! На уроках математики и физики я, например, любил путешествовать по географической карте. Воображение рисовало прекрасный и суровый край Дальнего Востока: тайгу, где просто кишат тигры, росомахи, волки... Белоснежные горные вершины... Редкие поваленные ветром карликовые деревца... Голую промерзшую землю с островками ягельных пастбищ...

И вот спустя 15 лет я побывал на настоящем Сахалине. Он оказался куда интереснее и богаче, чем выдуманный мной в детстве. Вот уж никогда не думал, что на этом острове могут произрастать тропические растения!

Мы шли по бамбуковой рощице с сотрудницей Сахалинского научно-исследо-вательского института, кандидатом биологических наук Анной Михайловной Черняевой, и она рассказывала:

— Вы представляете? Только на Южном Сахалине растут 58 разных видов папоротника! Вот, пожалуйста, бамбук, а рядом ель. Удивительное сочетание элементов северной и южной флоры! Или вот лимонник и кедровый стланик... Такого загадочного соседства вы ни в каком другом месте нашей страны больше не встретите, уверяю. Наш остров находится на стыке материка и океана, так сказать, на семи ветрах, и это положение повлияло на образование ландшафта, уникального ландшафта.

Я приехал на Сахалин в середине зимы, однако на побережье Японского моря снега еще не было. Он успел несколько раз выпасть и несколько раз тут же растаять. Снежный покров был только на горах.

— Жаль, что вы не увидели наш остров летом или ранней осенью,— заметила Анна Михайловна,— наверняка бы удивились. В травах можно скрыться с головой. Одна только сахалинская гречиха чуть ли не в полтора раза выше человеческого роста. Тут же лианы, папоротники. Настоящие джунгли! Есть места, где растут аралия и красавица магнолия. Побывайте у самой высокой точки острова, у горы Лопатина. Там удивительный реликтовый лес, заросли жимолости, бересклета, смородины. Чуть дальше роща монгольского дуба. Эти места, конечно, нужно сделать заповедными. В ближайшее время будет организован заповедник на острове Кунашир Курильской гряды... Первый на территории нашей об

ласти. Уникальные памятники природы острова нужно взять, не теряя времени, под охрану государства, считают ученые. К их мнению необходимо прислушаться.

Верно, где, в каком краю найдешь столь редкостное сочетание природных ценностей? Рядом с лиственницей стоит каменная береза в два обхвата. На юге острова, невдалеке от Корсакова, я видел огромнейший тис, которому не меньше двух тысяч лет. На севере Сахалина в основном растут лиственница и ель, белая береза с красноватой корой, и — что интересно — там совсем нет сосен. Дело в том, что сосна не любит обложных снегов, а в тех районах подчас лежат семиметровые сугробы. Впрочем, это не дает земле промерзнуть, и с началом весны появляются подснежники и «медвежьи» овощи. А на северной оконечности острова нет никаких лесных красот.

— Весной в этих местах только на вездеходе можно проехать,— заметил знакомый пилот.— На десятки километров болота...

Вот уж действительно попадешь из джунглей в тундру!

— Как вы думаете, какая птица самый точный «синоптик»? — спросил меня фенолог-любитель Леонид Мартынович Бень-ковский, когда мы вместе с ним и охотоведом Виталием Мартыновым бродили по заснеженным лесам в окрестностях Южно-Сахалинска.

— Стрижи?

— Нет, есть и поточнее.— Он хитровато улыбнулся.— Не удивляйтесь — вороны. Если вы их увидите сидящими на нижних ветвях деревьев — ждите ветра. Водят хороводы в стае — это к снегу. А если каркают наперебой — значит к морозу.

Он продолжил экзамен. Спросил: ну а это кто такие?

На ветках берез сидели маленькие, размером в синицу, птицы в алых чепчиках.

— Наверное, разновидность синиц...— неуверенно сказал я.

— Чечетки! Это удивительные птахи. А как поют! В каждой стае есть обязательно один-два солиста, которые издают резкие и громкие трели. Это вожаки стаи. Слышите?

«Пью...ю...пью»,— раздалось над головой. И стая тут же дружно взлетела. Вот это командиры!

— А вообще поющие птицы, по моим наблюдениям, редкость для Сахалина,— заметил Беньковский.— У нас и бурундук не поет никогда, даже перед непогодой. Наверное, это из-за частой смены давления и влажности воздуха. Кстати, и кузнечика вы не услышите, молчит кузнечик.

Как интересен и загадочен животный мир острова! Это можно даже увидеть, прочитав следы в зимнем лесу. Около незамерз-шего ручейка мы нашли цепочку сколь

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?