Юный Натуралист 1981-04, страница 5

Юный Натуралист 1981-04, страница 5

ся в кустах. Очень осторожная птица. Кормится на земле, все время подергивая хвостиком. Грудка у варакушки синяя с рыжим пятном посередине. Держится в одиночку. Других самцов своего вида близко не подпускает, сразу же пускается в драку (охраняет будущий гнездовой участок). Самок пока нет, заметны лишь одни самцы.

Горихвостка сидит на вершине дерева и распевает свою довольно своеобразную песенку. При пении делает небольшие паузы».

От этих записей так и веет весенним разливом, оживлением природы, птичьим пением. Но дело не только в лирике или умении вести записи в природе. Из многочисленных наблюдений ребят составляются таблицы прилета по годам, накапливаются ценные материалы, представляющие несомненный интерес для специалистов: орнитологов и фенологов. Сведения юннатов дополнят имеющиеся представления о фауне птиц этой местности, ее изменениях за последние годы.

Петр Константинович учит своих воспитанников наблюдательности и терпению, аккуратности и мастерству. Мы убедились в этом, просматривая изготовленные в кружке и на занятиях своеобразные «диорамы», для ко-'торых использован всевозможный природный материал — мох, кусочки дерева, коры, ветви. Некоторые из них можно было по праву назвать произведением искусства.

...Честно говоря, я расставался с Боткинском, с Ижевском, со всей удмуртской землей с хорошими и добрыми чувствами.

Улыбнись цветну

Более 10 миллионов ребят проводят свои каникулы в летних пионерских лагерях. Они раскинулись по всей территории нашей страны от Молдавии до" Камчатки, и всюду для них отводятся самые уютные и красочные уголки. Пионерские горны звучат под сенью дубов и сосен, в рощах и перелесках, на берегах речек, озер и прудов. Страна не жалеет никаких усилий для полноценного отдыха своих юных граждан, для их всестороннего развития. Но в наши дни его невозможно представить себе без экологического воспитания, без заботы об охране природы. Ради этого создаются при пионерских лагерях кружки юннатов, живые уголки, организуются зеленые и голубые патрули, проводятся различные экскурсии. Можно было бы привести очень много хороших примеров участия пионеров и школьников в добрых делах, связанных с охраной природы. Но время не стоит на месте, возникают новые проблемы и заботы, меняются и формы деятельности юных натуралистов.

Еще совсем недавно чуть ли не все юннаты занимались изготовлением всевозможных

биологических коллекций. Сколько раз художники изображали школьников и туристов с марлевыми сачками в руках, сколько написано всевозможных пособий и наставлений про морилки да расправилки, которые требуются при составлении коллекций насекомых! И чем больше красивых и редких бабочек или жуков становилось добычей юных охотников, тем выше оценивались итоги такой работы. А каков окончательный результат? Коллекции в лучших случаях пылятся на полках и в шкафах, чаще же приходят в полную негодность и постепенно выбрасываются. А между тем даже самые обычные когда-то животные становятся все более редкими в окрестностях наших городов и селений.

Принятый в прошлом году Закон СССР об охране и использовании животного мира запретил существовавший прежде свободный и массовый сбор зоологических коллекций. Так что сачки и морилки должны исчезнуть теперь из пионерского обихода. Со временем наверняка станут анахронизмами и гербарные папки. Уже теперь запрещается сбор редких лекарственных растений и многих цветов.

Подлинная охрана природы начинается там, где люди стремятся хотя бы отчасти, хотя бы в чем-то себя ограничить, преодолеть в самих себе извечное желание что-то взять, сорвать, поднять, положить в сумку, карман или в кузов автомашины. Полюбоваться красивым цветком и оставить его расти на лесной поляне (и уж,во всяком случае, не рвать эти цветы охапками!), сохранить жизнь переползающей тропинку жужелице или стрекозе, доверчиво севшей на руку,— не с таких ли мелочей начинаются принципы рационального природопользования? Именно отсюда должно брать начало и неуклонное соблюдение правил охоты, и бережное отношение к лесным богатствам, выполнение всякого природоохранного законодательства. Чувства бережливости, доброты, уважения ко всему живому, преклонения перед безмерной творческой силой природы — вот главный источник экологического воспитания и основная гарантия охраны окружающей нас природной среды.

Так называемая экологическая культура сплошь и рядом сливается с элементарной человеческой воспитанностью, с культурой в широком смысле слова. Ведь совсем не надо быть экологом и даже особым природолюбом, чтобы не бросать мусор в лесу, не идти по лесной тропинке с включенным транзистором, не- разводить костры под живым деревом, не писать своих инициалов на камнях или древесных стволах.

К сожалению, во многих и многих наших пионерских лагерях очень часто можно видеть наглядные примеры экологического бескультурья.

Вспомню несколько случаев из собственной пионерской практики.

Это было где-то на Брянщине. Наш отряд повели в поход, на ночлег остановились у лесной полосы. Мне и другим старшим ребятам поручили рубить колышки для палаток. А росли кругом только молодые березки и дубки, и нам стало как-то не по себе от предстоящей работы. «Ишь, толстовцы какие нашлись,— сказал нам пионервожатый,— о людях надо думать сначала, а потом уже о природе. Рубите, как сказано». Но ведь именно людям-то и нужна природа, а не сама по себе! Давний пример антиэкологического воспитания остался в памяти.

Спустя много лет мне довелось выступать с беседой об охране природы в одном подмосковном пионерском лагере. Рассказывая о наших заповедниках, о законах, охраняющих лес, о «Красной книге», я увидел, что ребята упорно смотрят в окно. Оттуда слышался гул тяжелого мотора. Мощный трактор вез какие-то доски. Круто развернувшись, он смял несколько молодых елочек, оставил широкую черную колею взрыхленной земли на месте свежей зелени. Казалось, никто не обратил на это внимания, но позднее ко мне подошли две девочки и спросили, почему трактор поломал елочки и смял траву. Ответить мне было нечего. Вот и получилось, что все заповедники, вместе взятые, значили для них куда меньше, чем эти погубленные зазря растеньица.

Страшнее всего, когда люди -— и взрослые и дети — привыкают к плохому, простр перестают его замечать. Хорошо известно, что тромкие звуки вредны для окружающих, но сплошь и рядом звучащее над лагерем радио воспринимается как естественная необходимость. Помню, однажды даже специалисты по охране природы на одной из экскурсий не возмутились, услышав раскаты радио над лесом,— привыкли! Если засыпанный мусором лесок вокруг лагеря превращался в место постоянных прогулок ребят и они идут среди разбросанных бумажек, почему же не кинуть сюда еще конфетных оберток или чего-нибудь другого? Сорвал цветок один, отчего не рвать всем? Да и сама территория пионерского лагеря не всегда радует глаз. На одном дереве вырезаны какие-то буквы и цифры, на другом висит плакат с призывом охранять природу — вряд ли он будет понят и принят. И гипсовые фигуры, фанерные щиты, иные постройки далеки от эстетических идеалов.

Человек по своей природе существо активное, деятельное, чуждое созерцательному отношению к окружающему миру. С незапамятных времен люди мечтали стать сильнее природы, повелевать ею. Еще совсем недавно в наших школах и в тех же пионерских лагерях очень много говорили о покорении и преобразовании природы, покорении тайги, тундры, пустыни... Что же, и сегодня человечество вправе мечтать о победе над землетрясениями и ураганами, об управлении погодой. Однако

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?