Юный Натуралист 1981-10, страница 26

Юный Натуралист 1981-10, страница 26
ЛОЖНАЯ ТРЕВОГА

Наш танкер находился в Красном море. Капитан спешил подойти к порту, чтобы успеть попасть в караван судов для прохода Суэцкого канала.

Если кто из вас был в бане, в сухой парилке, то тому нетрудно представить и ту жару, которая бывает в Красном море.

Судовая жизнь шла своим чередом. Я стоял на руле, обливаясь соленым потом. И вдруг наш танкер вздрогнул, как в ознобе. Вахтенный штурман, стоявший на мостике рядом со мной, рванул ручку машинного телеграфа так, что стрелка на его циферблате сразу прыгнула и показала: «Стоп машина»— и в машинное отделение полетела по проводам его команда, требующая срочной остановки главного двигателя, который вращал винт нашего теплохода.

В это время в машинном отделении над пультом управления вспыхнул красный фонарь, резко зазвенел звонок над головой у вахтенного механика, и точно на таком же телеграфе, как и у нас на мостике, стрелка синхронно переместилась в положение: «Стоп машина!»

Вахтенный механик мгновенно перекрыл кран подачи топлива, н захлебнувшийся двигатель дернулся несколько раз и умолк.

Капитан, быстро поднявшись на ходовой мостик, подал в машину ручным телеграфом: «Полный назад!», а затем: «Стоп машина!» После чего он подошел к штурманскому столу и, взглянув на карту того района Красного моря, где мы тогда находились, с ужасом подумал: «Неужели сбились с курса и сели на риф? — И, глядя на вычерченный на карте обыкновенным черным карандашом курс танкера в виде прямой линии, спросил у меня нетерпеливым голосом:

— Вахтенный, курс на руле?

— Курс двести двадцать! — ответил я, глядя на компас.

— Все правильно! — сказал капитан и, обратившись к вахтенному помощнику, спросил: — Глубина под килем?

Тот растерянно взглянул на показания эхолота и, стараясь не выдать испуга, растерянно доложил:

— Под килем две тысячи пятьсот пятьдесят метров.

Капитан пожал плечами, скривил губы и развел руками.

— Что такое? Глубина вроде бы подходящая! Тогда откуда такой удар по корпусу судна? — сказал он в недоумении и, сомневаясь в правильности показаний эхолота, быстро вышел на крыло мостика и кинул за борт свой носовой платок и, провожая его просветленным взглядом, облегченно произнес: — И все-таки мы движемся вперед... По инерции... Значит, на мель не сели.

Е. НОВОЧАДОВА

Только две любопытные так и сидели на краю крыши и с удивлением рассматривали неожиданно опустевшие скучные лужи.

43

Потом он сорвался с места и побежал на корму, где собралось несколько членов экипажа, возбужденных случившейся встряской корпуса судна. Вахтенный помощник осматривал в это время поверхность моря за кормой танкера, крикнул ему вслед:

— Товарищ капитан, слева по корме вижу огромную черепаху.

И действительно, метрах в пятидесяти от танкера на поверхности моря барахталась неуклюжая огромная черепаха.

Капитан подошел к собравшимся на корме.

— Наверное, это она под винт попала,— сказал он, осененный догадкой, и, кивая на черепаху, прибавил:— Так и без лопастей немудрено остаться и вместо выполнения рейсовых заданий можно запросто угодить на судоремонтный завод.

В это время черепаху сперва приподняло потоком воды, а затем опрокинуло навзничь. Задрав кверху свои шершавые и толстые, как у слона, лапы, она неуклюже сучила ими в воздухе.

— Уже и черепахам на море покоя не стало! — возмущался моторист Кондратов.

Собравшиеся на корме засмеялись.

— А может, черепаха хотела нас отбуксировать в порт, а мы ее не поняли? — воодушевляясь, пошутил матрос Григорьев.

Моторист Смирнов подмигнул Михаилу Антоновичу и сказал:

— А мне кажется, что эта черепаха отломала лопасть винта и теперь грозит нашему механику, чтоб он ей здесь, в Красном море, больше никогда не попадался со своим хваленым быстроногим винтом.

Старший механик усмехнулся, а кок, стоявший рядом с ним, вздохнул.

— Эх, братцы! Сейчас бы я вас побаловал таким черепашьим супчиком, что пальчики оближешь,— сказал он, поправляя на голове белый колпак, и, вопрошающе глядя на капитана, прибавил: — Товарищ капитан, дармовой деликатес упускаем. Мяса, я вам хочу доложить, с этой черепахи нашей команде на год хватит.

Капитан подумал н нахмурился.

— Шутки шутками, однако нам надо спешить! — сказал он и, оживившись, приоа-вил: — Сейчас мы проверим, как себя чувствуют лопасти нашего винта после встречи с черепахой, и в путь!

Вахтенный штурман, находясь вместе со мной на крыле ходового мостика, проклинал жару и с нетерпением смотрел на веселившихся на корме в ожидании распоряжений капитана.

Чуть погодя, посоветовавшись со старшим

механиком, капитан посмотрел на вахтенного помощника и приказал:

— Дайте-ка ход. Для начала самый малый вперед!

Через минуту танкер вздрогнул и послушно дернулся вперед. Минут через пять капитан, возвратившись на мостик, взглянул на свои наручные часы и повеселевшим голосом сказал:

— Все в порядке. Полный вперед!

И мы двинулись к каналу, навстречу прохладе.

В. ЗАЯРСКИЙ

ФИЛЬКА

Он появился в нашем доме случайно. Как-то в кедрачах мое внимание привлекла птица. Скорее ее неестественное положение: она висела вниз головой.

Я приблизился к дереву, на котором вот так, необычно, вниз головой, как мне показалось, проводила свой досуг крылатая таежни-ца. Заметив меня, она замахала тяжело и неуверенно крыльями. Но вскоре бросила это бесплодное занятие, приняла свою прежнюю позу. И только тут я увидел, что ее лапка, а это была небольшая сова, зажата между стволом коряжистой березы и толстой веткой. Как она туда попала?

Я осторожно освободил из плена совенка. Он не пытался вырваться из моих рук. Вел себя вполне прилично, и казалось, что даже рад нашей встрече в тайге, рад нежданной помощи, как это бывает со зверями, попавшими в беду. Известен случай, когда медведь с занозой в лапе пришел к леснику, чтобы тот облегчил его страдания. Хитрая лиса с застрявшей консервной банкой на голове разыскала людей и «упросила» их освободить ее от этого страшного «слепого» колпака. Бывает, идешь по лесу, а в ноги тебе ни с того ни с сего заяц дрожащий бросается, с неба куропатка камнем падает. Потому что смерть настигает их, преследует по пятам. И только ты, человек, можешь спасти их в эту критическую минуту. Подавив страх, они ищут у человека защиты.

Наверное, то же испытал и совенок. Он не клевался, не бился. Он был измучен пленом. Я осмотрел его головку, крылья, шею... Все было цело, кроме правой лапки, которая попала в ловушку. Она была в ссадинах и, похоже, даже сломана. А сова без ног, главным оружием которой являются клюв да когти, обречена на гибель. Возможно, со временем моя пленница приспособилась бы охотиться и

К СВЕДЕНИЮ ЧИТАТЕЛЕЙ:

С 1 января 1982 года цена за один экземпляр нашего журнала устанавливается в размере 25 копеек. Это связано с увеличением стоимости бумаги для печати, затрат на полиграфическое исполнение и доставку журнала подписчикам. Стоимость годовой подписки 3 рубля.

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?