Юный Натуралист 1984-07, страница 29

Юный Натуралист 1984-07, страница 29

27

дами Скрипера и Чаячьего Утеса, с их необыкновенными формами выветривания.

Да и где еще в районе возможной переправы Аввакума можно увидеть описанную в «Житии» местность? Только здесь формы выветривания конгломератов действительно ни на что не похожи, а характер ландшафта очень хорошо соответствует описанному Аввакумом.

Там, где тропа огибает Скрипер, есть и «столпы», и «ограда каменная», и «двор». Природа сотворила тут что-то действительно напоминающее крепостной вал, который издали вполне можно принять за оборонительную стену курыкан. Он отгораживает от Байкала часть распадка, который Аввакум называет двором. У вершины этого распадка можно увидеть и «врата» — чудесную арку в глыбе конгломерата, и «повалушу» — неглубокую, но очень удобную для отдыха сферическую пещерку.

Здесь же на каменных крутоярах берега мощно выстреливают из камней толстые зеленые пики алтайского лука, о котором рассказывается в «Житии».

Вот так знакомство со Скрипером помогает уточнить место переправы легендарного вождя раскола Аввакума Петрова и опознать описанный им пейзаж «Байкалова моря».

Название Чаячий Утес существовало уже в 1772 году во времена путешествия по Прибайкалью П. С. Палласа и С. И. Георги, но еще сто лет назад название Скрипер не было известно. Во всяком случае, И. Д. Черский нигде

его не употребляет, он говорит о районе Скрипера как о «ряде весьма живописных утесов».

Происхождение этого названия, видимо, таково. У подножия Скрипера в долине реки Большая Сенная во второй половине прошлого века действовал золотой прииск. У правого борта пади можно увидеть громадную кучу отвалов переработанного золотоискателями галечника и песка.

Гальку в отвал наскребала и отгружала землеройно-транспортная машина — скрепер. Долгие годы эта машина служила и главным ориентиром местности: «Куда пошел?» — «К скреперу». «Где был?» — «У скрепера»,— а затем, когда ее не стало, слово «скрепер» — от «скрести» — превратилось в русское «скрипер» — от «скрипеть», и перешло в название местности.

У подножия Скрипера за устьем речки Большая Сенная, наполовину вымытые волной, торчат из гальки два насквозь проржавевших и сильно помятых ковша — все, что осталось от машины с английским названием. Байкал не спрятал их окончательно, как бы понимая, что место им не здесь, на берегу, а в Байкальском музее, среди дорогих экспонатов — свидетелей занимательной, а подчас и забавной истории байкальских названий.

О. ГУСЕВ,

кандидат биологических наук Фото автора

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?