Юный Натуралист 1984-09, страница 7

Юный Натуралист 1984-09, страница 7

ры страны трудятся над проектом комплекса, стремясь сделать его таким, чтобы он полностью соответствовал нашему уважению к композитору. В частности, речь идет о том, каким должен быть сам памятник и как его лучше увязать с городом, с местностью, непосредственно с домом Чайковских. Особую роль здесь должна сыграть зеленая зона окрест и внутри комплекса. И тут мы надеемся на помощь юннатов. Конечно, воссоздать природу вокруг дома точно такой, какой она была при маленьком Чайковском, нельзя. Однако максимально приблизиться к этому можно. Например, заложить «старинный» сад позади дома. Мы располагаем его описанием, сделанным отцом Петра Ильича, и другими документами. Надеюсь, что ребята сумеют справиться с данной задачей, порукой тому ухоженность их Детского парка.

Какая же ты сегодня, Каменка, второй дом гениального композитора и временное пристанище опального «солнца русской поэзии»?.. Меня вдруг с неудержимой силой вновь потянуло в край Тараса Шевченко, на Черкассщи-ну, в неведомую, но дорогую мне с отрочества Каменку, где незримо пересеклись жизненные пути-дороги двух исполинов отечественной и мировой культуры...

И вот сбылось — я в городке на Тясмине. Знакомит меня с ним известный украинский писатель Сергей Лукич Носань, человек, страстно влюбленный в Черкассщину и Каменку. Он водит меня по Каменке и ее окрестностям, и я открываю для себя одну за другой чарующие картины лика древней и вечно молодой каменской земли. Круты, скалисты и зелены берега Тясмина, на которых привольно раскинулся городок, утопая в пышности фруктовых садов, высоких лиственных деревьев и декоративных кустарников; обжигает глаза обилие цветов. Особенно чудесен правый берег, где по склону горы спускается к реке густой тенистый парк Декабристов. Он располагается на месте бывшего помещичьего парка, снесенного, как и барский дом Давыдовых, безжалостным временем и войнами. На его центральной аллее под сенью деревьев сидит, уйдя в мир звуков, бронзовый Чайковский. На лужайке, стоя посреди степного разнотравья и цветов, о чем-то глубоко задумался тоже отлитый из бронзы юный Пушкин.

Предания о поэте и композиторе собирают ребята из школы № 4, создавшие лучший в районе кружок краеведения, куда входят и отряды натуралистов, выявляющие на Камен-щине памятники природы и берущие их под охрану. Охраняют они эти памятники и вообще1 природу самым активным образом. В парке зорко несет караульную службу зеленый патруль, не позволяй горе-туристам рвать цветы, ветки и листья с зеленого наряда мемориала. Ежегодно осенью юннатов можно увидеть с лопатами на улицах: они сажают деревья и кустарники. Весной ребята ведут уход за по

садками как в городе, так и в парке, сеют цветы, травы — словом, заботятся о красоте лика их исторического родного городка. А на реке Тясмин, куда Сергей Лукич приводит меня после осмотра грота, нас встречает строгий голубой патруль. На счету его немало добрых дел: зимой ребята долбят проруби во льду, спасая рыбу от замора, в теплую пору года воюют с браконьерами, укрепляют берега реки, сажая на них вербы и тополя, охраняют на Лаврусихе, притоке Тясмина, заповедник лекарственных трав, внимательно следят, чтобы жители городка и туристы не захламляли берега и не засоряли воды Тясмина.

Каждую осень в городке на Тясмине проходят дни поэзии, на которых выступают известные мастера слова, а вместе с ними читают свои стихи и юные поэты. Каменка живет богатой духовной жизнью, полной творчества, поэзии и музыки. Такой я ее и представлял!..

Мы с Сергеем Лукичом взбираемся на скалу Пушкина, откуда некогда поэт любил созерцать дивные осенние пейзажи. Речной плес ровен и тих, лишь изредка всплеснет рыба, разведя широкие круги, да тронет воду лапой крикливая чайка. В гуще береговой зелени трещат, щебечут и свистят невидимые птахи, как бы воздавая хором хвалу юным озеленителям и хранителям живой природы заповедного уголка на Тясмине. Я сравниваю Каменку с Боткинском и не могу отдать предпочтение ни одному из городков: оба равно хороши в их зеленом убранстве. Об этом я говорю Сергею Лукичу, рассказываю о родине Чайковского, делюсь мыслями о могучей силе эстетического влияния природы на человека. Он живо подхватывает:

— Без этого воздействия и Пушкин, и Чайковский, и Тарас Шевченко, и композитор Лысенко, и еще многие другие великие творцы нашей культуры, включая сюда замечательную плеяду художников-пейзажистов, не были бы такими блистательными, какие они есть. Все они так любили природу, что любовь их, отлитая в произведения искусства, нынче пронзает нас, пробуждая интерес не только к самой природе, но также к географии и истории нашей Родины, делает нас патриотами-интернационалистами и заставляет многих браться за перо или кисть, сочинять музыку, а всех вместе украшать землю своим трудом, творя на ней доброе и вечное, как тот же, например, зеленый наряд городов и сел.

К этим словам трудно что-либо добавить.

Сейчас, когда я заканчиваю свой рассказ, мне как наяву видятся образы двух старинных городков в свежем зеленом одеянии, надетом на них руками благодарных ребят в честь памяти исполинов культуры, на пользу себе и на здоровье людям. Откуда-то льется музыка Чайковского, и образы цветущих городков, кажется, тоже исторгают музыку и звучат как две добрые песни.

И. ПОНОМАРЕВ Рис. С. Аристакесовой

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?