Юный Натуралист 1984-10, страница 11

Юный Натуралист 1984-10, страница 11

9

Сургут. И вот теперь приехали на БАМ. Так что было где научиться таежному житью-бытью. И еще старший Андрей Табаков приохотил сына к резьбе по дереву. Показал, как искать для поделок нужный материал — брусок, спилок или занятной формы ветку, как увидеть в них очертания будущей фигуры, а потом постараться где долотом, где острым, как скальпель, ножичком довести работу до конца. И вот каждый раз, бывая в гостях у Табаковых, я непременно забирался на мансарду, где разместилась у них мастерская, чтобы посмотреть появившиеся за время моего отсутствия новинки. И всегда Табаковым было что показать.

Однажды, встретив меня еще на пороге, Андрей-младший сказал:

— В мастерской ничего нового. Пойдемте на детсадовскую площадку!

— А почему именно на детсадовскую? Ты уже вроде вырос из этого возраста,— попытался пошутить я.

— Все сами увидите...

Немного удивленный, я последовал за ним. Прошли одну улицу-просеку, вдоль которой стояли аккуратные новые срубы. На свежих брезнах светились капли смолы. Свернули на другую улицу. В конце ее и находилась площадка, где строился поселковый детский сад. Уже подводился под крышу главный корпус, были размечены места для будущих беседок и дорожек. А дальше под большим навесом я увидел невысокого человека в куртке лесоруба, тесавшего топориком объемистый кедровый ствол. Заметив нас, он улыбнулся:

— Что, Андрюша, еще одного помощника привел? Молодец, дело у нас всем найдется!

Вот так и познакомились мы с Виктором Тимофеевичем Викторовым, о котором я уже был достаточно наслышан в других поселках БАМа — в Золотинке и Моготе, Северомуй-ске и Нижнеангарске. Причем рассказывавшие о нем не скрывали своего удивления:

— Как, ты до сих пор не встречался с этим человеком?! Да ведь это наш бамовский художник! Ты только бы видел, какие чудеса он делает! Кто бы мог подумать, что из обычного дерева такое сотворить можно!

И вели показывать эти чудеса. И действительно, по-иному и нельзя было назвать то, что я видел: затейливо украшенные резные терема и горки, искусные барельефы и скульптурные композиции. Чувствовались и точный взгляд, и уверенная рука настоящего художника. Иногда можно услышать как похвалу о том или ином художественном творении: «как живые», «как настоящие». Нет, этого не скажешь о работах Виктора Тимофеевича. Да он, по-моему, и не стремится просто скопировать то, что хочет изобразить. В каждой его скульптуре обязательно есть какая-то «не-правилинка». И странное дело: именно она делает его произведения необычайно достоверными, подчеркивает то главное, характерное для каждого образа, которое, вероятнее

всего, и не заметил бы сам. Да как в народных сказках, если у него конь, то и грива по ветру, и, кажется, огонь из ноздрей; если строитель-бамовец, то под стать былинному богатырю — косая сажень в плечах, и бензопилу он держит как игрушку в могучих руках.

Однажды на 404-м километре Бурятского участка Байкало-Амурской магистрали, где поставил Викторов памятную стелу в честь первопроходцев, довелось мне наблюдать такую картину: заломив шапки, стояли два парня и смотрели на фигуру строителя. Долго смотрели. А потом один из них, смущенно улыбнувшись, сказал:

— Неужели и мы такие же?

— Ясно, такие же,— убежденно кивнул другой. И как-то сразу подтянулись эти парни, словно выше стали ростом, и твердо зашагали дальше по дороге...

В этот раз в Кичере, во время нашего первого знакомства, Виктор Тимофеевич не зря обрадовался помощникам. Работы у него всегда невпроворот, лишние руки никогда не пометит. И всегда находятся желающие помочь. В Золотинке первыми учениками и подмастерьями художника стали бойцы ударного отряда «Комсомолец Белоруссии» Анатолий Колотуша и Роман Малецкий, в Таксимо — инженер Яков Легдер, а здесь, в Кичере, лесорубы братья Орловы, Ефим Смирнов и Табаковы — отец и сын. Они помогут и нужные бревна на лесосеке отыскать и привезти, и сделать из них заготовки, и очистить площадку, когда скульптура будет уже готова. А в выходные дни к Викторову в его таежную мастерскую приходят целые бригады. Кому не интересно принять участие в таком деле! Про школьников и говорить нечего. Каждый рад хоть в чем-то «пособить дяде Вите», поучиться у него удивительному умению «оживлять» дерево. И сам он тоже частый гость в поселковых школах. То проводит занятия в кружке «Умелые руки», то вместе с любителями рисования уходит на этюды куда-нибудь в живописный распадок или на берег горной реки, или устроит конкурс среди ребят, кто лучше вылепит из пластилина фигурку. Особенно любят бамовские ребята лепить зверей. Это и понятно: в здешних местах кого только не встретишь на просеке или в окрестностях поселка! И смешно посвистывающего бурундука, и грациозного изюбра, и могучего сохатого. А бывает, пожалует и сам «хозяин тайги» — косолапый Топтыгин. Ребята рассказывали, что однажды по дороге в школу увидели, как медвежонок залез на детскую горку, решив, видно, покататься.

И эмблему для детского сада в Кичере тоже придумали сами ребята. Предложил им художник подумать, какого зверька взять, и малыши остановили свой выбор на белке. Она и нрава веселого — вон как играет все время в гуще лиственниц! И хозяйка хорошая — сколько трудится, чтобы заготовить на зиму грибов и ягод! И других не обижает... Вот так и по-

2 «Юный натуралист» № 10

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?