Юный Натуралист 1988-12, страница 22

Юный Натуралист 1988-12, страница 22

И оказались правы. Запуржило в ночь на первое мая, хлопьями повалил снег — зимой такого не было! К утру склоны и вершины хребтов, как и «бронепоезд», в котором проживали монтеры пути бригады Ивана Варшавского, оказались под снегом. Но работа есть работа, и, хоть с запозданием, ребята на смену вышли. Приближалась стыковка: на счету не то что каждый день, каждый час. Решили, что и в снегопад можно трудиться. Тем более что на полотне железной дороги снега было мало. И наверняка трасса БАМа из-за этого казалась с высоты птичьего полета единственным местом, где теплилась жизнь.

Бригада подошла к месту укладки рельсов. Путеукладчик уже поднял очередное звено... Вдруг со. стороны перевала раздались гусиные крики. Тревожные, настойчивые, беспокойные крики потерявшей ориентацию стаи. Неожиданно метрах в двадцати от людей приземлилось несколько десятков этих обычно очень осторожных птиц.

На этот раз гуси вели себя сверхдоверчиво. Потоптались немного, устроились поудобней на полотне, спрятали мокрые головки под крылья. И только один из них, самый крупный и опытный, скорее всего вожак, остался стоять возле рельсов с вытянутой шеей. Людей он видел отчетливо, но стаю не поднимал.

Бригадир первым опустил молоток, которым забивал костыли в шпалы. «Пошли домой, ребята. Кто же в такой снегопад работает! А упущенное потом наверстаем»,— только и сказал он.

Стыковку бригады Александра Бондаря и Ивана Варшавского, идущих с путеукладкой навстречу друг другу, перво-

21

начально намечали осуществить близ станции Леприндо. Но получилась она лишь с западной стороны кодарского тоннеля. Говорят, что на несколько километров задержались варшавцы. Из-за того случая с гусями. Как раз не хватило расстояния, которое бригада проходила за день.

Послушайте рассказ Светланы Михайловны Пробатовой о том, как она сумела вылечить тяжелораненую змею благодаря знанию биологии этого животного и собственному терпению.

ТРИФОН ГАВРИЛОВИЧ

В Приморском крае водится много интересных животных, например, амурский полоз, или полоз Шренка. Это красивая и сильная змея, совершенно неопасна для человека. В Китае ее держат вместо кошки. Полоз отлично ловит мышей и крыс. Да и в Приморье я нередко видела в домах блюдечко с молоком для полоза-мышелова.

Возле старого обомшелого пня я нашла Тришку. Кто-то стрелял в него. Брюхо было сильно повреждено, рана уже загноилась. Полоз совершенно спокойно дался в руки. Длиной он был метр восемьдесят, толщиной — в запястье. Черную блестящую спину украшали желтые поперечные полосы, на боках раздвоенные, брюхо было светло-желтое. Даже при беглом осмотре стало ясно, что на воле он не выживет. Взяла змею с собой, обработала рану. Через несколько дней, уже в Москве, начала лечить его по-настоящему. Когда рана очистилась, отправились мы с Трифоном Гавриловичем (так назвали мы его в честь змеи — героя мультфильма) к врачу, в зоопарк. Там ему рану зашили.

Тришка жил в террариуме, но при малейшей возможности выбирался оттуда, заползал мне на плечи и мог лежать там часами. Если я прогоняла его, Тришка, свернувшись, располагался на настольной лампе.

Полоз оказался сообразительным, любопытным и добродушным существом. Я очень привязалась к нему. Одновременно с полозом у меня жили сиамский котенок Чапа и собака Альма. С собакой отношения у Трифона Гавриловича были вежливые, а с котенком они сдружились.

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?