Костёр 1968-05, страница 40

Костёр 1968-05, страница 40

— Александр!

Стал рыться в рухляди.

— Хочешь маску? А гарпун? — Он надел на Сашу лласку для подводного плаванья. — А счеты? — Полез к окошку за счетами с погнутыми стержнями. Задел их

локтем. Костяшки задребезжали. Фангия оцепенел. Через пыльное стекло была видна часть леса, прилегающая к дому. Плоские плигы на тропинке к роднику. В траве лежал Сашин портфель.

ЛЕСТНИЦА

Бежать было некуда. Внизу стукнула дверь. Секунда тишины, потом металлический звук— замок защелкнулся. Саша застыл посередине лестницы. Увидел Фангию. Тот возвращался с портфелем в руке. Бледный. На носу капельки пота. Не сказав ни слова, подошел к Саше и стал бить его портфелем по голове, по лицу,

по рукам. Мальчик отступал все выше, спотыкаясь, инстинктивно прикрывая локтями лицо. Поразительно, что все это происходило в полнейшей тишине. В полумраке только всхлипыванья да удары. Саша снова споткнулся, упал. И сразу — тьма.

КАРТА

Саша лежал на постели, портфель — рядом. Все тело ныло. Потрогал лицо. Кожа горячая и словно припухшая. Где-то визжала пила. Вещи вокруг были чужие. Он вдруг решил, что лежит тут один. И снова разрыдался. Никогда меня не найдут.,. Попробовал угадать, который час. В девять арифметика. Потом чешский.

Неуверенно приподнялся.

Через раскрытую дверь увидел Фангию. Тот стоял в комнате с наклонным потолком. В углу — граммофон со средневековой трубой. Возле ставни раскрытый зонтик. Наверно, оттуда затекало. Письменный стол. На нем — набор курительных трубок.

«Опять начнет бить. Ну и пускай». Страх перед одиночеством был сильнее. Приплелся поближе. Тот, в куртке, выдвинул ящик стола. Достал коробку с сигаретами. Под ней оказался металлический флакончик с бензином.

Оглянулся.

— Такого ты еше не видывал!—Точно между ними ничего не произошло. Нажал и отпустил крошечную ракету, насаженную на пружину. Ракета взлетела к потолку. Осталась только нижняя часть.

— Точилка! — сказал, будто сам придумал эту идиотскую штуковину.

— Хочешь?

Саша не двигался. Он смотрел на стол: там лежал

револьвер. Парень в куртке, ничего не замечая, раскрыл револьвер и вылил на вложенную в него ватку бензин. Для пробы нажал спуск. Удовлетворенно смотрел на выскочившее пламя.

Револьвер оказался зажигалкой.

Саша ожил:

— А я-то думал...

Фангия еще раз щелкнул курком.

— Что ты думал? — И вдруг понял. — Ты что, чокнутый? Шуток не понимаешь? Сам-то ты стал бы в кого-нибудь стрелять?

— Не...

— Вот видишь!

Он дал ему поиграть зажигалкой. Ни слова о том, что произошло.

Мял пальцами огромную сигару. Вдруг сказал:

— Этот ваш сарай — чепуха. Да только я выкинул кое-что почище. Еще до того.

— Что?

— Ничего.

Он снова был настороже. Точно злился на самого себя за сказанное. Зажег сигару.

— Иметь бы такую хатенку, я бы ничего больше не хотел. А ты?

Встал. Подошел к висящей на стене старинной карте:

— Глянь-ка! Африка!

голод

На склоне визжала пила. Сруб неожиданно превратился в западню, которую они сами за собой захлопнули. Начали осматривать его. Метр за метром. Надеясь найти хоть что-нибудь съедобное, вытаскивали из ящиков полосатые безрукавки и носки. В углу кухни Фангия обнаружил тяжелый сундук. Полчаса трудились, пока удалось его взломать. Он оказался доверху набит старыми книгами, связками журналов. По страницам немецкого издания Брэма летали нетопыри, прыгали обезьяны. На мгновение Саша про все забыл. Он разглядывал картинки.

— Хотите видеть зебру?

— Разве что освежеванную и разделанную на отбивные.

— Бр-р-р!

— Еще бы и облизнулся, — заверил Фангия. Спустился в погреб. Переворошил груду пустых бутылок, которые кто-то поленился сдать в магазин. Нашел три бутылки с вином. Две жестяные банки. Посветил на них. Там оказалась эмаль. Объеденье! Отбивные из зебры с соусом из эмали.

Вернулся с бутылками.

Портвейн.

— В крайнем случае хоть напьемся... Заснешь и увидишь во сне жаркое...

Он оглянулся. Мальчик стоял на коленях перед полочкой в холле и снимал с нее все подряд, без разбору. Рыболовную катушку. Коробку с блеснами. Наживку, крючки. Вдруг взволнованно крикнул:

— Тут что-то есть!

Вытащил продолговатую консервную банку. Напряженно уставился на подошедшего Фангию.

— Наверно, сосиски. Написано по-английски. — С важным видом по складам прочел:„Three balls. Super'4.

Внизу к банке приделан ключик. Отломал его и начал открывать. Банка скрипела.

Фангия сказал:

— Если съешь, дам тебе крону.

В банку с шипеньем проник воздух. Старший снял крышку и высыпал содержимое на пол.

— К чертям собачьим, — не удержался Саша. Он смотрел на подскакивающие теннисные мячики. « Three balls. Super».—-К чертям собачьим.

И даже не обратил внимания, что парень в куртке заметил ему назидательным тоном:

— «К чертям собачьим» говорить неприлично...

— Ага... — И снова сердито: — Вот идиоты! Совать теннисные мячи в консервную банку!

1 Той мяча. Высший сорт (англ.).

Окончание следует

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?