Костёр 1969-10, страница 48

Костёр 1969-10, страница 48

Завал с художественной частью, дружище. Часто вспоминал, где думаю, сейчас наш художник пропадает, учиться не хотел...

— И я вас вспоминаю. Вот бы, думаю, Пал Палыч мне преподавал...

— Значит, учишься?

— А как же!

— Значит, у тебя все в порядке? Я рад. Рассказывай, рассказывай. Рисуешь?

— Сейчас я не тем занят. Сейчас у меня задача другая.

— Между нами, — сказал старик, — зачем ты мне букет принес? С какой стати? Что у тебя на уме, выкладывай. Нет ли здесь подвоха?

— Подвоха?

— Может, мне цветы притащил за то, что я тебя из школы вытурил?

— Любой бы меня вытурил. Я очень даже понимаю, что любой бы меня исключил на вашем месте.

— Зачем же цветы? Что у тебя в руке?

Я протянул ему диплом чемпиона и сказал:

— Хотел вам показать. Побил всех подчистую ваш бывший ученик.

Мне давно хотелось похвалиться своей победой. Он ничего не понял, смотрел то на меня, то на диплом.

— Кого побил? — спросил он.

— Всех, всех, читайте. Об этом там написано. Внимательно читайте. Ну, прочли?

— Сейчас мы найдем очки, — сказал он, недоверчиво на меня поглядывая.

Малыш представил кошку:

— Барс.

Барс, обыкновенная кошка, выскочила у него из рук и помчалась в соседнюю комнату, а внук за ней.

Старик надел очки, прочел диплом, поднял на меня глаза.

— Прочли? — спросил я. — Все прочли?

— Ты?!—сказал он, снимая очки.

— Чемпион родного города, — сказал я.

Он спросил почти шепотом:

— Между нами: ты? Побил всех?!

— Ну, не всех...

— А ты сказал: всех.

— В своем весе, разумеется, в масштабе города...

— Ну, это я понимаю, — он даже обиделся,— ты думаешь, я ничего не понимаю? Я сам боролся в юности, ты мне не веришь, пощупай мускулы! Я отлично боролся, пока мне не оторвало ногу в войну... — он хлопнул по искусственной ноге палкой, — я, знаешь, как тебя терпел? Педсовет настаивает: исключить, а я упрашиваю: пока, товарищи, повременим, потормошите его, может, разойдется, поспрашивайте, подход найдите. Я-то уж тебя тормошил на посмешище класса. И ничего, вытягивал. С трудом вытягивал. Навстречу шел художественному таланту, да ты это чувствовал, между нами. Помнишь, ты мне детство Маяковского рассказывал? Начал так: «Маяковский в детстве залезал в кувшины и оттуда читал своей сестре стихи». Я вопрос: «А почему он туда залезал?» «Потому что резонанс был хороший»,— ты мне отвечаешь. «Верно,— говорю, — очень даже верно и точно». Вот до чего доходило!

44

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?