Костёр 1975-02, страница 49

Костёр 1975-02, страница 49

„ПИСАТЬ— ВСЕ РАВНО ЧТО ДЫШАТЬ"

продавалась книга, находился на окраине города. Но книга разошлась в два дня. Людям и в блокаду нужен не только хлеб! Это были «Мифы Древней Греции».

Льва Васильевича Успенского, автора этой книги, в годы войны многие знали. Его фронтовые очерки, рассказы, заметки печатались в ленинградских газетах и журналах.

Лев Васильевич приезжал в Ленинград прямо с передовой. Огромного роста капитан в сапогах 46 размера (6 дней искали такие сапоги на флотских складах, когда Успенский был мобилизован!), он выглядел очень внушительно и грозно.

Успенский часто выступал по ленинградскому радио, и голос его, уверенный и спокойный, слышали не только соотечественники, но и враги — радиорупоры стояли прямо на передовой.

До Великой Отечественной войны Лев Васильевич был детским писателем и детским журналистом — веселым остроумным фантазером, неутомимым искателем нового.

В 1936 году, в первые дни жизни «Костра», Лев Успенский пришел в него из другого детского журнала — «Ежа». «Я был «ежовый», — с удовольствием вспоминает Лев Васильевич. Он один вел целый раздел журнала — научно-познавательный. И чего только не придумывал! Он записывал рассказы бывалых людей: путешественников, исследователей, знаменитых героев. Он открыл «Купип» — Клуб удивительных приключений и путешествий. Задумал напечатать очерки о простых вещах — топоре, пиле, молотке, рубанке. Он все умел, все хотел делать, и все ему удавалось. Кто-то перефразировал пушкинские стихи и сказал, что Успенский «то академик, то герой, то мореплаватель, то плотник».

Но еще раньше, чем писать для детей, Лев Васильевич начал изучать слова. Слово для него — живое. Вот оно появилось — а откуда? Живет, меняется — а как? Некоторые слова умирают, другие остаются — почему?

В молодые годы Лев Успенский решил изучать язык летчи-

Н 75-ЛЕТИЮ СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ Л. В. УСПЕНСНОГО

В блокадном Ленинграде от скарлатины умирал мальчик.

Конечно же, родственники лечили мальчика лекарствами и приберегали ему лучший кусок, какой только был в то время, но мальчик, сейчас уже немолодой

46

человек, убежден: спасла его книга. Тетя принесла ему книгу, новую, вышедшую, несмотря на блокаду. 1

Людей косил голод. Стужа леденила дома. Транспорт тогда уже не работал, а магазин, где

[

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?