Костёр 1977-09, страница 36

Костёр 1977-09, страница 36

— Каким же будет третий!

— Сегодня инженер-программист или научный сотрудник института — фигуры обыденные. Как и штурман полярной авиации. Вы, наверное, заметили, что несколько лет назад в обиходе появилось новое выражение НПО. Научно-производственное объединение. Научно-исследовательские институты стали объединяться с заводами и фабриками. Почему? Потому что научная идея — это только идея. Ее еще нужно воплотить в жизнь. Иначе она устареет и не сможет принести пользу людям.

В цехе завода сломался станок. Кого зовут? Инженеров, технологов, ведущего конструктора? Нет! Ищут слесаря дядю Васю: только он может наладить и отремонтировать.

В одной столовой кормят вкусно, а в соседней ни суп, ни гуляш в рот не возьмешь. А все дело в том, что во «вкусной» столовой готовит Мария Ивановна, повар с двадцатилетним стажем — любит она свое дело.

— Или еще, — невольно подхватываю я, — придумал инженер новое приспособление, а изготовить его не может: ведь не умеет точить, сверлить, сваривать металл...

— Сложная ситуация! У нас сегодня миллионы инженеров, врачей, педагогов, а вот рабочих— мастеров своего дела явно не хватает. И что же получается? На одном заводе директор готов отдать посредственного инженера за хорошего фрезеровщика! В научном институте руководитель не задумываясь отдаст посредственного научного работника за хорошую секретаря-машинистку...

И вот здесь, заглядывая в будущее, можно с уверенностью сказать: чем ближе к 2000 году, тем очевиднее, что отлично знающий свое дело

слесарь, шофер, кулинар или портной будут цениться так же высоко — и в смысле зарплаты и в смысле почета, как сегодня известный артист, физик, космонавт. Массовые профессии снова становятся популярными. Но только здесь дело уже не в самой профессии, а в мастерстве. Сегодня почетно иметь «золотые руки».

— Игорь Васильевич, вы говорите — золотые руки, массовые профессии. А ведь у нас теперь есть закон о всеобщем среднем образовании. После десятого класса многие, естественно, идут учиться дальше...

— Закон о всеобщем среднем образовании только подтверждает вывод. Во-первых, потому, что «золотые руки» — это опыт и знания. А во-вторых, прошу обратить внимание вот на какие цифры. Если 50 лет назад только единицы из семнадцатилетних парней и девушек заканчивали среднюю школу, а остальные в эти годы уже работали, и если 20—25 лет назад заканчивал школу лишь один из двадцати ровесников, то теперь мы вышли на рубеж всеобщего среднего. То есть дело идет к тому, что инженером, врачом или физиком может стать каждый. Что же из этого следует? Конечно, хороший инженер, хороший врач и хороший физик и в 2000 году будут цениться высоко. Но посредственный наверняка — нет!

Сейчас, когда аттестат зрелости будет получать каждый, все чаще, вступая в жизнь, придется отвечать на вопрос: что у тебя за душой, кроме аттестата? Умеешь ли что-нибудь делать? Ну хоть что-нибудь? Ясно, что старая формула: «кончу школу, а там видно будет», изжила себя... Мне кажется, что сейчас в более выгодном положении находятся выпускники профессионально-технических училищ: ведь для того чтобы правильно выбрать

хотя бы тот же институт, надо попробовать себя в деле.

— А вот, знаете, Игорь Васильевич, иной парень или девушка работают на заводе или на автобазе, и хорошо работают, а новым знакомым нет-нет и скажут: «Я — инженер».

— Ну да?! Двадцать лет назад это могло кое на кого произвести впечатление. Но сегодня... немедленно последует вопрос: ну и как, нравится? Ведь это самое главное! С удовольствием ходишь на работу? Можно только пожалеть того, кто не знает радости труда и вынужден нелюбимому делу отдавать свои силы и время. А тот, кому нравится его работа, всегда гордится ею. Словом, важно, что ты за человек, что у тебя за радости в жизни... А уж какие это радости — инженерские или шоферские— вопрос второстепенный. Наше время принесло более свободный взгляд на профессию. В наше время человек ищет дело, в котором он мог бы стать мастером.

Мы стали думать, каким нарисовать третьего человечка, мастера своего дела... Кого рисовать? Продавца? Учителя пения? Всеми уважаемого слесаря Васю? А может быть, повара в высоком колпаке? Да и как нарисовать, что каждый из них — мастер?

Тут вдруг я вижу: Игорь Васильевич приложил руку к бумаге и начал аккуратно обводить контуры пальцев. Он решил рисовать «золотые руки»!

Я громко засмеялась.

— Ничего смешного, — строго посмотрел на меня Игорь Васильевич. — Я использую собственную руку только для правдоподобия картины.

Беседу провела И. ЕРЫКАЛОВА Оформление И. Колтуна и Б. Петрушанского

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?