Костёр 1985-03, страница 12

Костёр 1985-03, страница 12

не свой. Решил, не иначе, обмануть хочет. Если бы был свой, не стал бы на меня нападать...

Но никакого обмана не было. И хорошо, Швец вовремя подоспел, растащил нас в стороны и давай обоих ругать. Оказывается, то был наш сапер. Я говорю: «Это он первый напал!» А тот говорит, что, мол,

дела: немцы рядом, а он орет и еще дерется.

Представляете, в какое я по

пал положение. «Эх! — думаю,— слепая разведка, человек тебя от гибели спасал, а ты его на тот свет хотел отправить!» И как я тогда заплакал, лучше не вспоминать...

А потом — что? Перетащили они меня через линию фронта, и попал я в госпиталь. С глазами все обошлось, снова стал видеть. Потом в полк вернулся. И — первым делом: «Где Швец?» Очень уж хотелось ска

зать ему за все спасибо, в ноги до земли поклониться. Но, когда я вернулся, в живых его уже не было. Одни говорили, что Швеца убило осколком снаряда на высоте 254,6. Другие, что не убило, а тяжело ранило, и умер он от потери крови в медсанбате.

Конечно, война — есть война. Но только обидно, когда такие люди на войне погибают. Очень уж это несправедливо...

ИСТОРИЧЕСКАЯ СПРАВКА

Мы уже говорили о том, что после поражений под Москвой и Сталинградом фашисты продолжали верить в свою победу.

Гитлер, оперативный приказ № 6 от 15 апреля 1943 года:

«Я решил, как только позволят условия погоды, провести наступление «Цитадель» — первое наступление в этом году... Сосредоточенным ударом, проведенным решительно и быстро силами одной ударной армии из района Белгорода и другой — из района южнее Орла, путем концентрического наступления окружить находящиеся в районе Курска войска противника и уничтожить их».

Этот оперативный приказ был в то время документом строгой секретности и о нем знали только ближайшие подручные фашистского диктатора.

Легко себе представить, как бы они удивились, если бы в то самое время узнали о содержании другого документа — доклада Заместителя Верховного Главнокомандующего Георгия Константиновича Жукова «Товарищу Васильеву» * от 8 апреля 1943 года:

«Исходя из наличия в данный момент группировок против наших Центрального, Воронежского и Юго-Западного фронтов, я считаю, что главные наступательные операции противник развернет против этих трех фронтов...

Видимо, на первом этапе противник, собрав максимум своих сил, в том числе до 13—15 танковых дивизий, при поддержке большого количества авиации нанесет удар своей орловско-кромской группировкой в обход Курска с северо-востока и белгородско-харьковской группировкой в обход Курска с юго-востока».

Но советский полководец не только разгадал, где и как начнется наступление фашистов. Он даже точно назвал. количество их танковых дивизий!! Ведь ровно столько танковых дивизий врага принимало потом участие в операции «Цитадель»

Возникает вопрос: почему Г. К. Жуков заостряет внимание на этом моменте? По свидетельству историков и военных специалистов, Курская бит

**

* Товарищем «Васильевым» называли Верховного Главнокомандующего И. В. Сталина.

** Летом 1943 года на всем советско-германском фронте фашисты имели 20 танковых дивизий.

ва была, в первую очередь, битвой танковых армий. Значит, Жуков предвидел и сам характер этой битвы. •

Единственное, чего долго не знало советское командование, готовя свои войска к предстоящей схватке,— когда она начнется. Но этого не знали даже фашистские генералы: сроки начала наступления Гитлер неоднократно откладывал.

Наконец, в ночь на 5 июля 1943 года фашистским солдатам зачитывается обращение Гитлера:

«Солдаты! Сегодня вы начинаете великое наступательное сражение. С вашей победой сильнее, чем прежде, укрепится убеждение в тщетности любого сопротивления немецким вооруженным силам».

Выслушав обращение фюрера, солдаты кричат «хайль!», занимают свои боевые места, ждут команды «вперед!», и в этот момент на них обрушился огненный шквал. Мощный артиллерийский огонь советских войск и стал началом Курской битвы.

В первый же день сражения выяснились направления главных ударов врага — Поныри и Прохоровка.

Под Понырями, в составе 13-й армии стояла и 307-я стрелковая дивизия, в которую входил 1023-й стрелковый полк.*

Полк занимал второй рубеж обороны наших войск. На второй день своего наступления 41-му танковому корпусу противника удалось продвинуться на несколько километров и подойти к По-нырям. «Мы отбрасываем Ивана»,— радовались фашисты. Но дальше они не прошли. Их непрерывные танковые атаки так и не смогли сокрушить второй рубеж обороны.

О том, что было дальше, юному читателю хорошо известно. Остановив продвижение противника, наши войска перешли в решительное наступление и освободили города Орел и Белгород.

В честь этой победы в Москве впервые в истории Великой Отечественной войны был дан артиллерийский салют. Читая сегодня воспоминания ветеранов 1023-го полка, мы понимаем: это был салют и пионерскому знамени.

* На этот рубеж обороны полк был переведен после взятия высоты 254,6.

I Ж Г 1

hi н и mil

) .

LX. МЯШ

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Предыдущая страница
Следующая страница
Информация, связанная с этой страницей:
  1. Швес
  2. Прохоровка 1943

Близкие к этой страницы
Понравилось?