Костёр 1987-05, страница 29

Костёр 1987-05, страница 29

самцов. Подтаскивают каждого к выходу и выпускают. Друг за другом цепочкой выскакивают бычки и хоры из кораля. Их тут считают. Внутри остаются одни важенки. Тогда и их выпускают, тоже пересчитывают. И отгоняют в такие места, где много сопок: нет ветра, на солнце тепло. Там важенки будут телиться.

Итак, стадо «обсчитано», как у нас говорят. Пастухи принимаются за второе. Дальше за третье.

Стало ясно, сколько оленей выжило за зиму. Это называется: «Подведены итоги зимовки». К тому же важенки отделены от самцов, или «отбиты», как говорят пастухи. Бригада подготовилась получать пополнение стада. «Обсчет» и «отбивка» — вот что такое весенний кораль.

Пройдет какое-то время и вдалеке, среди сопок, у важенок начнут появляться оленята. «Ту-гуты» называются. Маленькие, смешные, слабенькие. Сначала олениха хорошенько оближет детеныша и тут же отойдет от него подальше. Тугут полежит на снегу, полежит, продрогнет, проголодается, захочет к маме. А та в стороне ест ягель, на него поглядывает. Зовет олененок свою маму, но она ноль внимания.

Приходится тугуту самому идти к ней. Однако, надо еще подняться на ноги. Начинает пробовать. Пытается поднять голову — очень тяжелая. Может, задняя часть легче? Кое-как приподымается на задние ножки — дрожат от усилий. Мать подбадривает детеныша хорьканьем. Голова у него опущена, зад кверху задран. Так стоять неудобно. Передними ногами тугут пытается нащупать ямку или бугорок. Влажные копытца скользят. Бух! — мордочкой в снег. Выглядывает оттуда испуганно, плачет, зовет маму. Тут уж она спешит к малышу: он в беде. Ласково лижет его, что-то по-своему приговаривает. И опять отходит кормиться.

Олененок начинает все сначала. Попытку за попыткой делает. В конце концов, все же встает на ноги новый житель земли.

Вот тугут стоит на дрожащих ножках, тонких, как травинки. Шатается из стороны в сторону. Сделает шаг — падает. Подымется с трудом. Шаг — падает. Но все ближе он, ближе к матери. Немного осталось, а она отходит от него. Не подумайте, что это плохая мать — хорошая. Она знает, что только так ее детеныш научится ходить и бегать.

Наконец, олененок, пошатываясь, добирается до матери и, уткнувшись ей в живот, начинает пить вкусное молоко. Важенка в это время тоже кормится, передвигаясь, правда, медленно. Олененок сосет молоко и идет вместе с матерью.

Я долго, наверное, рассказывал. Но на все обучение уходит каких-нибудь полчаса. А за лето олененок становится оленем.

В сентябре или в октябре (зависит от того, когда похолодает) проводится в тундре осенний кораль. Так же строится загон. Тоже ведется обсчет и отбивка, но уже другая. Отбивают тех, кто пойдет на забой, от тех, кого оставят на зиму для дальнейшего приплода: в основном важенок и немного быков. Опять из одного получают два

стада. Их отдельно перегоняют подальше от Ледовитого океана. Там одному стаду будет легче

переносить суровую зиму. А другое стадо отведут на забойные пункты.

Осенний кораль — итог работы оленеводов за год. Так они говорят.

Но... я забежал вперед. До осени еще далеко. Сейчас лишь начало весны. Мы провели весенний кораль.

На следующий день — праздник.

ПРАЗДНИК

После завтрака артисты стали готовиться к концерту в мамином нимэ. И мы все пошли к магазину-палатке. Торговля продолжалась недолго, потому что народу не как в поселке. Да и время не тратится на то, чтобы выбирать товар. Его заказывают заранее: пишут заявки.

— Третьяков Гасик Гаврилович! — выкрикивает продавщица. — С вас двести рублей.

Гасик продвигается к Прилавку, отсчитывает деньги и получает мешок с заказанными покупками. Отходит в сторонку, разбирает их. Все разглядывают вместе с ним каждую вещь, хвалят, радуются.

— Ефимов Николай Николаевич! — вызывает продавщица следующего покупателя.

Чего только не привез летающий магазин по заявкам оленеводов! Разные ткани для кухлянок. Шерстяные тренировочные костюмы. Белье. Бисер, нитки. Магнитофоны, ленты для них. Батарейки к транзисторным приемникам. «Спидола» есть у каждого пастуха.

Мне папа купил джинсы, голубой свитер, альбом для рисования, много-много красок в тюбиках. Хочу попробовать нарисовать Полярное сияние, может, получится.

Последний мешок с товарами по заявке получил дядя Егор.

И тут начался концерт.

Артисты в красивых костюмах танцуют то поодиночке, то все вместе. Вот под звуки бубна они притоптывают, подпрыгивают, бегают, взмахивают руками. Я узнаю: похоже на стаю чаек.

Потом два танцора стали изображать, как пастух приручает молодого оленя. Мы все подсказываем артисту-оленеводу, когда тянуть веревку, когда ослаблять. Даже забыли, что это танец, а не на самом деле обучают оленя.

Зато музыкант заставил нас замолчать. Он приставил к губам крохотный треугольник из блестящих металлических проволок. «Хомус» называется: якутский музыкальный инструмент. И появились сильные звуки. Они разносились далеко по тундре, дрожали, вспыхивали, растекались широко, как наши реки.

А когда после музыканта из-за шторы выкатились два малыша в кухлянках и малахаях, мы, зрители, стали «болеть» кто за кого. У нас и взрослые, и дети любят бороться, меряться силами. Сейчас мы кричим: «Давай! Давай!» «Под ножку его!» «Эх!» Маленькие борцы сваливают друг друга, то один, то другой одолевает.

24

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?