Костёр 1987-07, страница 35

Костёр 1987-07, страница 35

Таллин, 10 октября 1944 года...

Эй, парень, погоди! кричали солдаты вслед Георгу.

А он, решив притвориться, что русского языка не понимает, только шагу прибавил.

— Эй, парень, постой!— кричали советские солдаты.

Георг боялся повернуться к ним спиной. Еще чего смеют. Сзади на штанах у него была дырка в самом неподходящем месте, и мама, чтобы скрыть ее, пришила заплатку в форд/te каштанового листа. Мужчине, пусть и десяти лет от роду, стыдно ходить с заплаткой на штанах. Но еще страшнее для мужчины, пусть и десяти лет от роду, выглядеть в чьих-то глазах трусом.

Георг остановился, резко обернулся.

Навстречу ему крупными шагами направлялся офицер,— смуглолицый, темноволосый, с карими глазами, вроде южанин, совсем не похожий на русского.

— Куле, пойс!— сказал он («слушай, мальчик» — по-эс-тонски).

Георг заметил, как трудно советскому офицеру даются эстонские слова, и захотел его выручить.

— Я знаю русский. Моя мама родилась в Петрограде.

— Теперь он называется Ленинградом, — поправил офицер и широко улыбнулся, у него была отличающая добрых людей открытая мальчишеская улыбка. — Кажется, ты нам и нужен, как тебя зовут?

— Георг. Говорят, у меня дедушка был георгиевским кавалером. Завещал мне это имя.

— Здрасьте, значит, тезки. А я — Георгий. У вас в Эстонии отчества не приняты. Так что называй меня просто по имени.

— Пойдет, — согласился мальчик, заранее представляя, как этому знакомству с советским офицером будут завидовать соседские ребята.

Помоги нам, тезка. Улицы в Таллине узкие, не по каждой грузовики пройдут. А мы спешим в порт. Позарез нужен проводник...

— Подождите минутку, я вернусь, — попросил Георг.

Офицер кивнул: мол, давай. Пока Георг пересекал площадь, за ней переулок, а потом стучал деревянными подошвами по десяткам ступенек до чердака, — куда переселилась семья во время немецкой оккупации, он думал, что ни слова не скажет маме о советском офицере и солдатах. Из Таллина драпанули захватчики-немцы, но в городе остались свои эстонские фашисты. Они называют себя «мет-са веннад» — «лесные братья» и на всех наводят ужас своей звериной жестокостью. «Они хуже бешеных волков», говорили о местных бандитах старые люди.

На чердаке было тихо. Мама, закутавшись в одеяло, спала на Альма возилась с Георг прижал палец к губам, показав сестренке, что нельзя нарушать тишину, — и бегом назад, на Ратушную площадь. Три грузовика урчали, приготовившись в путь. Солдаты с автоматами заполнили кузов. В первую из машин забрался офицер, усадив Георга рядом с собой в кабину!

лоскутное кушетке, куклами.

30

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?