Костёр 1989-04, страница 6

Костёр 1989-04, страница 6

л

«Капитаны» молчали.

— Да вы что, ребята?— спросил тренер.

— Совет капитанов выступает против,— сухо сказал флагман.

— А почему это ты от имени Совета говоришь?

Флагман высокомерно пожал плечами и оглянулся на «капитанов».

— Да пошел он!— тотчас наперебой закричали «капитаны».— Давай, вали, пока опять морду не набили!

— Пусть катится!— громче всех крикнула белобрысая.

— А ну, тихо!— крикнул тренер.— А я говорю, что он теперь будет с нами!

— Вы сами устав утверждали, а сами нарушаете,— сказал флагман.— Нам такие в клубе не нужны.

— Ха! Не нужен я им!— закричал Борька. Он сбросил плечом руку тренера и отбежал к берегу.— Это вы мне не нужны! Лягушачий флот! Нацепили бирюлек — думают, дороже стоят! Еще гирю подвесьте, чтоб долго не мучиться! Тряпки по ветру распустили, думают — короли здесь. Ходят! Вышагивают!— Борьке не хватало слов, он приплясывал на берегу перед «капитанами», показывал, как они поднимают паруса, смотрят из-под ладошки.— Позориться с вами — засмеют потом! Ну?— расставил он руки.— Чего стоите, пузыри таращите? Давайте! Навались! У вас здорово получается — все на одного, только и можете! Ну! Вот он я, как голенький. Шагу от вас не сделаю, позорники. Ну, разом!

«Капитаны» молча смотрели на него. Борька плюнул и побрел к пирсу. Отвязал моторку и вышел из бухты.

Чутко замерли сосны вокруг лагеря. Вода в протоке застыла, как черный лед. Бульдозер неподалеку уткнулся ножом в землю. Даже флаг повис, будто прикорнул на флагштоке.

Борька тенью скользнул к палатке, осторожно отвел полог, тронул Степана за плечо.

— А? Что?

— Ты чо, спишь? Час потерпеть не мог?

— Задремал чуток,— Степан потер глаза, зевнул.

— Пошли. Время в обрез.

Они сели в лодку, и Борька погреб от берега. Отойдя подальше от лагеря, врубил мотор.

По пути Степан снова заснул, свесив голову на грудь. Борька со зла ударил скулой в волну, окатил его холодной водичкой.

— Ты эти дурацкие шуточки брось,— недовольно пробурчал Степан.

— Деньги свои проспишь...

Углубившись в узкий рукав, Борька заглушил мотор, снова сел на весла. Прибрежные деревья почти смыкались над водой. Степану было явно не по себе, он напряженно вглядывался в темноту.

Внезапно от берега наперерез бесшумно выдвинулась лодка, ударила в борт. Вспыхнула карманные фонарики, ослепили Борьку и Степана.

4

— Кто такие? Оперативники? Бумагу покажь!

— Какие оперативники?— Борька прикрыл глаза рукой.— Колчака не видал, с человеком путаешь?

— Куда прешь?

— Туда же, куда и ты.

— Разворачивай!

— Чо расшумелся-то? Разворачивай! Твои пески, чо ли? Купил?

Степан испуганно помалкивал.

— Разворачивай оглобли,— хрипло сказал второй человек в лодке.— Пока корму не наскипидарил.

— Это кто там такой грозный?— прищурился Борька.— Демидов, чо ли?

— Но. А ты кто такой?— луч второго фонаря тоже осветил Борьку.— Погоди. Это Хрома сын, чо ли? Борька?

— Но.

•— Чо ж молчишь? Это ж Петра Хромова сын. Проходи. Кто с тобой?

— Свой. Ты на стреме?

— Но. Как дуплетом в воздух дам — значит, колчак пошел.

— Знаю, не учи.

Лодка снова скрылась в тени под берегом.

Борька погреб дальше. Полная луна стояла в сером небе. Впереди показались красные светляки горящих сигарет, на мгновение# вспыхнула зажигалка, осветив бородатое лицо. Несколько лодок стояли, сойдясь носами. Браконьеры приглядывались к подходящей моторке.

— Еще кого черт принес?

— Здорово, земляки!— крикнул Борька.

— Здорово, коли не шутишь. Ты кто?

— Дед Пихто и бабка Матрена,— ответил Борька.— За кем буду?

На соседней лодке включили фонарик.

— Борька, чо ли?

— Ты, Петрович?

— Ага. За мной и будешь.

— Кто это?— спросили с другой лодки, и с третьей ответили:

— Хромова сын. Слыхал?

— Кто ж про Хрома не слышал. Потонул, вроде, в прошлом лете. За отцом, значит... Эй, малец, тебе сколько лет-то?

— Все мои,— Борька распеленывал сеть из брезента.

— Не рано ли на пески пошел?

— Да он реку лучше многих знат. В лодке ж родился — Петр жену до города не довез...

Борька положил на елани сложенную сеть.

— Значит, слушай сюда. Это трехстенка и есть,— принялся вполголоса объяснять Борька.— Вишь, как бутаброд — с двух боков ячея пошире, а посреди — мелкая. Плавная называется, потому что плывет. Главное, значит, чтоб мережи меж собой не перепутались и чтоб плыла точно поперек. Дело нехитрое, когда привычно. Я на гре-бях буду, а ты, как скажу, байдон бросишь,— Борька указал на пустую канистру, привязанную к концу сети,— потом сеть выкладывать, чтоб балберы — поплавки эти — прямо легли. Понял?

— Понял.

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?