Костёр 1989-05, страница 27

Костёр 1989-05, страница 27

ложное наступление. Русские нанесут контрудар, немцы с боями начнут отступать. Русские, решив, что они в этом месте прорвали фронт, ринутся вперед. Перебросят сюда много армий. Но на Днепре их встретит мощная оборона, специально приготовленные немецкие дивизии ударят с севера и юга. И наши армии будут отрезаны, окружены и уничтожены. И тогда чуже можно наступать от Орла и с юга на Курск. А потом и на Москву. Гитлер понимал, что опытный Манштейн предлагает солидный вариант. Но Гитлер очень не хотел даже ложного отступления до Днепра. После поражения под Сталинградом ему нужно было взять реванш. Он хотел летом нанести одним махом сокрушительное поражение нашим войскам. Он отклонил предложение Манштейна. И в своей ставке среди генералов делал вид, будто ничего и не знает о таком предложении. Но все предложения своих генералов он держал в голове.

Одна из ставок Гитлера находилась в Восточной Пруссии. Называлась она «Волчье логово», или «Волчий окоп». Устроена она была в густом сосновом лесу. Генералы жили в домиках, а Гитлер в бетонном бункере — в «зоне безопасности № 1». Ставка была окружена многими заставами и колючей проволокой.

Дедушка говорил: мы не должны забывать о том, что Гитлер хотел сделать с нашей страной. Еще в самом начале войны Гитлер изрекал: «Тем, кто спрашивает меня, достаточно ли установить границу по Уралу, я отвечаю — в настоящее время достаточно провести границу там... В случае необходимости мы возобновим наше наступление, если возникнет новый центр сопротивления. Москва должна исчезнуть с поверхности земли, как только богатства из нее будут перевезены в безопасное место».

А позже он мечтал границу перенести дальше за Урал километров на 200—300. «Русское пространство является нашей Индией». И еще: «У меня нет никаких сожалений,— говорил он,— в связи с предложением стереть с земли Киев, Москву или Санкт-Петербург».

До конца 1943 года фашисты усердно обсуждали «Генеральный план Ост». По этому плану они

хотели уничтожить 100 миллионов советских людей. Вот о чем мечтали фашисты.

После разгрома под Сталинградом и зимнего наступления наших войск, некоторые генералы советовали Гитлеру пока что вообще не наступать. Занять надо крепкую оборону, измотать наши силы. А потом уже наступать. И на совещании 1 февраля 1943 года в «Волчьем логове» Гитлер сообщил генералам: «Я могу сказать одно: возможность окончания войны на Востоке посредством наступления более не существует. Это мы должны ясно представить себе».

И в приказе № 5 от 13 марта 1943 года говорилось: «Следует ожидать, что русские после окончания весенней распутицы, создав запасы материальных средств и пополнив частично свои соединения людьми, возобновят наступление. Поэтому наша задача состоит в том, чтобы по возможности упредить их в наступлении в отдельных местах с целью навязать им хотя бы на одном из участков фронта свою волю... На остальных участках фронта задача сводится к обескровливанию наступающего противника».

И фашисты продолжали разработку плана «Цитадель». Когда 14 апреля фашисты отбили у нас Харьков, на следующий день Гитлер подписал приказ № 6.

«Я решил,— говорилось в приказе,— как только позволят условия погоды, провести наступление «Цитадель», первое наступление в этом году... Этому наступлению придается решающее значение. Оно должно завершиться быстрым и решающим успехом... В связи с этим все подготовительные мероприятия необходимо провести с величайшей тщательностью и энергией. На направлениях главных ударов должны быть использованы лучшие соединения, наилучшее оружие, лучшие командиры и большое количество боеприпасов. Каждый командир, каждый рядовой солдат обязан проникнуться сознанием решающего значения этого наступления. Победа под Курском должна стать факелом для всего мира... Сосредоточенным ударом, проведенным решительно и быстро силами одной ударной армии из района Белгорода и другой — из района южнее Орла, путем концент

немецкии средним танк

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?