Костёр 1989-07, страница 37

Костёр 1989-07, страница 37

ние временных военных работ). Штаб его находился в Москве. А на Воронежском фронте командовал такими работами генерал Кабанов. И вот еще в начале июня его вызвали в Москву. В штаб этого ГУВВРа. А потом вдруг его вызвал к себе нарком путей сообщения. И нарком сказал генералу Кабанову:

— Срочное задание правительства. Необходимо построить новую железную дорогу от Старого Оскола до Ржавы. Курский обком выделяет в ваше распоряжение двадцать пять тысяч колхозников. За месяц построите?—так спросил нарком.

Генерал Кабанов потом писал, что был ошарашен таким вопросом. Он ведь инженер. Местность, рельеф совсем ему неизвестны. Но он собрался с мыслями и спросил:

— Проект линии разработан?

— Ничего нет,— ответил нарком.— Потребность в этой дороге возникла только вчера.

Генерал Кабанов растерялся еще больше. Он же строитель!

— Значит, объем работ не определен,— заговорил он.— Мои бригады разбросаны по всему фронту. Нужно время на их сосредоточение, па изыскание трассы, доставку материалов. Прош\ вас установить срок готовности линии минимум два месяца.

— К строительству приступить немедленно,— сказал нарком.— Дайте необходимые распоряжения по телефону. На месте установите деловую связь с секретарем Курского обкома партии Дорониным. Он во всем вам поможет. Прошу понять, что это задание партии.

Генерал Кабанов сказал, что у него и сейчас много объектов и все они срочные.

— Что вы этим хотите сказать? — спросил нарком строго.

Генерал Кабанов попросил назначить непосредственным начальником строительства новой линии командира 19-й бригады полковника Ткачева, ибо он, Кабанов, и другие срочные объекты должен строить. И везде бывать.

— Хорошо,— сказал нарком.— Но учтите, с вас ответственность не снимаю.

«Из кабинета я вышел оглушенный молниенос

ностью свершившегося,— писал потом генерал.— Раньше я думал, что такие дела предварительно исследуются, обсуждаются, проводятся необходимые расчеты. А тут непонятная спешка. Я был далек от понимания стратегического замысла и важнейшего значения этой линии».

Он тут же позвонил в свой штаб. В гостинице разбудил полковника Ткачева, тот сел в машину и умчался в Старый Оскол.

Вот как дело было. Вторая линия дороги нужна была для снабжения Воронежского фронта. Это произошло ночью 8 июня. Каждый час был дорог. А добраться до Курска генерал мог только через Касторное — сутки пропадали. Его отправили в Курск на самолете. С воздуха Курск выглядел фронтовым городом: весь в скелетах горевших зданий.

Секретарь Доронин был уже в курсе дела.

— Люди уже прибывают на стройку,— сказал секретарь обкома.— Ведут их секретари райкомов. Непосредственное руководство людьми — за вами.

Когда Кабанов прилетел на «У-2» к Старому Осколу, степь возле города представляла собой людской муравейник: пестрели женские платки п кофточки, блестели потные спины солдат. Инженеры делали разбивку трассы. И на следующий день и позже к трассе подходили отряды: женщины, подростки и пожилые мужчины. Все с узелками, полуголодные. Для них ставили палатки, шалаши, котлы. Подходили походные кухни. Гражданские тут же брались за лопаты. Военные инженеры только укажут ось трассы, тут же ее брали в лопаты.

Немцы обнаружили стройку. Стали напускать самолеты.

— Воздух! — разносилась команда.

И все разбегались, падали в окопики. Командование выделило истребители, и те отгоняли стервятников. Но жертвы имелись. Работали и ночью, сменяя друг друга.

I

Штаб Воронежского фронта находился в Ржеве. Вырвавшись туда, генерал Кабанов уяснил причину поспешности строительства. Линия Кастор-

СОВЕТСКИИ САМОЛЕТ - ИСТРЕБИТЕЛЬ

29

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Предыдущая страница
Следующая страница
Информация, связанная с этой страницей:
  1. Строительство шалаша скачать

Близкие к этой страницы
Понравилось?