Костёр 1989-08, страница 30

Костёр 1989-08, страница 30

Симакина не зря старостой выбрали, есть у него талант с людьми работать. Спрятал он свои альбомы в стол, решил нам все показать на практике, в натуре. Достал маленький альбомчик, кляссер называется, и повел нас в филателистический клуб.

Сразу скажу — практика нам понравилась. На свежем воздухе, в парке, собираются влюбленные в марки люди — тихие, спокойные, говорят немного, не понять о чем. Смотрят друг дружке в эти кляссеры, меняются, завидуют друг другу, не злобно, вежливо. Представьте, подошел взрослый человек:

— Картинки?

— Нет.

— Космос?

— Фауна.

— Гашеная?

— Нет.

Следом другой то же самое:

— Что можешь?

— Квартблок.

Симакин наш потный от волнения:

— За кошку дам мадонну.

— Чистую?

— Чистую.

Симакин нашел какую-то марку в альбомчике, протянул человеку. Тот в думы ударился. В конце концов выменял Симакин четыре новеньких марки на одну потертую, невзрачную, с кошкой. Это обмен называется.

с— Ш-ш-ш! — сияет Симакин. — Вы мне удачу принесли.

Мы не понимали. В марках, оказывается, важно все и, главным образом, содержание. Столько всего можно узнать, собирая марки. Например, в Турции на озере Ван живут кошки, которые плавают под водой и питаются рыбой. Конечно, такие знания неясно куда употреблять, но посмотрели мы с Винтом друг на друга и решили:

— Ладно, берем твой интерес. Гони книги, сами разберемся.

— Вам так повезло, — говорит Симакин, — не представляете! Век благодарить будете...

Было у нас с Винтом свое укромное место, наш штаб. Винт рукастый, все умеет делать, у отца выучился. Оборудовали они у себя с батей верстак в сарае, свет провели, инструменты на стенах развесили. Мы с Винтом нашли на свалке матрас и притащили сюда — совсем стало уютно и хорошо. Лежу я на матрасе, книгу про филателию читаю:

— «Коллекции делятся на тематические, исследовательские, мотивные, документальные, хронологические...»

Винт вздыхает, вырезает из конвертов марки с бумагой, кладет в ванночку с водой, чтоб бумага отклеилась, и марки стали годными для филателии. Конверты принес я. Мой отец писатель, пока не признанный, его пока не понимают и не печатают, но всегда присылают вежливые ответы и марки у них в редакциях самые лучшие.

— «Марка «Маврикий» была продана за восемьдесят тысяч долларов», — читаю я.

— Обалдеть! — вздыхает Винт. — Просто обалдеть, на что люди деньги тратят.

— Можно наменять марок, — размечтался я, — потом их продать и купить лодку с подвесным мотором «Вихрь»...

— И уплыть отсюда на фиг... — бурчит Винт.

Всегда мы считали себя не хуже других, а теперь

наступило время людям завидовать. В классе только и разговоров про будущий поход. Они все, кроме нас с Винтом, собирались у Валентина Дмитриевича дома, разрабатывали маршрут. Он уже договорился с кем-то, и классу выделили три палатки. Деятельный он оказался педагог, вроде пообещали даже вьючную лошадь выдать для класса. Завидно. Мы подошли к нему на переменке и спрашиваем, когда наш интерес проверять будут. Никто и проверять не собирался. Как скажет Эльвира. Вы представляете, какая у нее в руках власть над нами, у этой выскочки! Делать нечего — идем к нашей начальнице отчитываться за интерес. Да-а, квартира у нее не какая-нибудь завалюха. Кресла, ковры на полу, картины на стенах, книги кругом, посреди комнаты рояль. Сама Эльвира — хоть сейчас в журнал про хороших детей. На голове косынка, фартук, расшитый петухами, тапочки на пушистой шкурке. Стоим мы перед ней обормоты обормотами.

— Да-а-а, — говорит Винт, — у тебя папа кем работает?

Папу сюда перевели начальником железнодорожного узла, для нашего города — самый большой начальник, половина людей на «железке» работает. А раньше он вообще был начальником дороги, мы таких больших начальников живьем и не видели.

— Передай ему привет, — говорит Винт. — Они с моим папаней вместе.

— А твой кем?

— Слесарем-инструментальщиком, а раньше дизелист.

— А твой, Сева?

— Замначальника библиотеки, — говорю, — а раньше то же самое...

Усадила она нас, открыла здоровый чемодан, оказалось, проигрыватель — одних кнопок столько, что на Луну улететь можно, если в них толком разобраться. Сама Эльвира засобиралась на кухню, а нам зарядила музыку.

— Лучший интерес, — начала она, — это музыка.

— С древнейших времен? — вздохнул Винт.

— Да. История музыки уходит в глубь веков и тысячелетий, — понесло ее. — Люди научились говорить и петь почти одновременно. Слышите? Композитор Лист. Страсть, борьба трагического и светлого начал. Побеждает светлое. Слушаешь — испытываешь гордость за человеческий гений.

Сразу скажу, ничего такого мы на пластинке не уловили. Играют всякие инструменты хором и по очереди. И никаких чувств за человеческий гений мы не испытали. Меня сразу в сон кинуло, а Винт все креслом скрипел. Я из-за этого и не уснул до конца. Сидит он, глаза пучит на проигрыватель, а кресло — «тресь-тресь». Винт стал высматривать, где скрипит, а кресло — «хрум-хрум». Винт

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?