Костёр 1989-08, страница 7

Костёр 1989-08, страница 7

Сидоров был первым начальником «СП-25». Затем дважды менялся экипаж полярников, пока лагерь не был ими оставлен весной 1984 года. И вот — до сих пор сохранилась часть ледового лагеря. Два трактора, дизельная с баней стоят, как грибы, на 3—4-метровых ледяных столбах: летом-то вокруг подтаивало, а лед под машинами и домиками оставался в тени.

Велико было желание полярников снять со станции оставшееся оборудование, а главное — совсем исправный, хоть двигатель запускай, трактор «ДТ-75». Но капитан принял другое решение: идти вперед На погрузработы ушло бы не меньше суток, а за бортом крепчает мороз, все ближе полярная ночь, и капитану надо выполнить задание — высадить экипаж «СП» в заданном районе, до которого еще не менее полтораста миль.

Я всматриваюсь в горизонт, где белая мгла ледовых далей сливается с бледно-голубым краем утреннего неба.

А еще я думаю о тех 40 бочках с горючим, что вместе с тракторами остались на «СП-25». Придет день, сломается льдина, и окажутся эти бочки в океане. Есть поговорка: ложка дегтя в бочке меда... И одна ложка — это немало. А сколько их уже в наших реках и озерах, морях и океанах?

• •

«СП-31»: ПЕРВАЯ СВОДКА

Пришли! Лучи ледокольных

высвечивают на

прожекторов льду оранжевую

палатку

первую палатку новой дрейфующей станции.

Жизнь станции началась. Но до официального дня ее рождения — поднятия флага — было еще далеко: почти шесть суток трудились бригады полярников, моряков, авиаторов, чтобы выгрузить с борта дизель-электрохода 1327 тонн груза.

Выходных в Арктике не бывает. Вот и в эти дни круглосуточно трудились трактора, весь световой день гудел в небе вертолет. И на торжества по слу

чаю поднятия флага собрались в городок полярников лишь те, кто свободен от работ и вахт.

Несколько строк из блокнота: «76 град. 34 мин. сев. широты, 153 град. 08 мин. зап. долготы. С этих координат, ставших точкой отсчета дрейфа новой арктической станции, передана в полдень 22 октября на материк первая метеосводка. А часом позже в поселке полярников, на площади, по традиции названной именем ледокола, там, где отныне берет начало проспект имени «Владимира Ар-сеньева», состоялся митинг, посвященный открытию станции. Право подъема флага предоставлено капитанам С. Ф. Ре-шетову и Р. А. Зайнигабдинову.

Минута — и над ослепительно белым полем, над розовеющими в лучах низкого полярного солнца торосами поднимается алый стяг с серпом и молотом».

А ровно через сутки, взломав лед, который, казалось, за дни стоянки накрепко приковал корабли к лагерю полярников, ледокол дал первый прощальный гудок. Моряки торопились: ноябрьские праздники каждому хотелось встретить дома, во Владивостоке.

МЫС БАРРОУ: ПРОСИМ ПОМОЩИ!

В эти же часы эфир принес радиограмму из пароходства с указанием: изменить курс и на

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?