Костёр 1989-08, страница 9

Костёр 1989-08, страница 9

Анатолий ЛЕЙКИН

ПОВЕСТЬ

Рисунки А. Борисенко

Посмотрите на карту. Между устьями великих сибирских рек Лены и Енисея раскинулся огромный, в сотни тысяч квадратных километров, полуостров Таймыр. Далеко вклинился он во владения Северного Ледовитого океана. Кажется, отсюда до полюса рукой подать.

Почти девять месяцев в году на Таймыре льды и снега. Остальное время — белый олений мох-ягель. Полгода длится полярная ночь: солнце вовсе не появляется на небе. А люди все равно живут здесь. Пасут северных оленей, ловят рыбу, продолжают изучать этот суровый, но прекрасный край.

А двести пятьдесят лет назад Таймыр не считали полуостровом. На чертежах, составленных по «скаскам» сибирских казаков-первопроходцев, устья Лены и Енисея соединяли не крутой дугой, а прямой береговой линией.

По-настоящему открыли Таймыр лишь участники Великой Северной экспедиции (1733— 1745 гг.) Именем одного из них — штурмана Семена Ивановича Челюскина — названа самая

сабля прадеда

Солнечный луч проник в избу, тронул Семку и полыхнул на лезвие сабли, висящей над его головой.

Прадед твой,

сказывала матушка,

Иван Родионович Челюскин, получил эту саблю от самого царя Ивана Грозного. Храбро защищал он землю русскую, а в одном бою особо отличился.

Пожаловал его царь не только саблей, но, по обычаям того времени, еще и дворянством. Получил прадед малый надел земли в селе Борищево Калужской губернии, а с ним две крестьянские избы. В одной Челюскины полтораста лет сами жили, в другой — владели шестью крестьянскими

душами. Таких, как они, однодворцами называли. Ежели бы не служба отца, сами бы в кабале у богатого помещика-соседа оказались.

«Хорошо бы, — подумал Семка, в очередной раз слушая дорогое семейное предание, — батюшка северная точка полуострова — мыс Челюскина. нынче на войне со шведом отличился! Тогда бы у

7

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?