Костёр 1990-08, страница 34




Костёр 1990-08, страница 34

«17 июня... Сегодня ночью неизвестными лицами совершен террористический акт против мальчиков первого города. Интересно, кто первый придумал обычай мазать своих противников зубной пастой? Нобелевскую премию ему в зубы, только пусть скажет, как после этого кошмара привести себя в порядок.

На утренней линейке проведен референдум «О правильном использовании зубной пасты». Советник внес предложение использовать ее только по назначению, а не в качестве ночного крема. Но референдум закончился полным провалом, лишь семь человек высказались «за», все остальные — «против».

«18 июня... К сожалению, личным транспортом президент не обладает. И в свой первый «международный вояж» — на встречу с представителями творческого союза учителей — правительственная делегация Ювенты отправилась пешком.

В прошлом году о нас в СССР мало кто знал, за границей знали больше. И равное избирательное право для иностранных граждан, пусть даже временно проживающих на территории республики, в Ювенте введено раньше, чем в ГДР. Еще два года назад в наших выборах принимали участие американские школьники с посольской дачи...»

«21 июня... Самоуправление у меня в городе пока дохлое. Это только профаны могут говорить, что для вожатого во время самоуправления наступает беззаботная жизнь: сиди и ничего не делай. Работы стало намного больше. Во второй смене, надеюсь, будет полегче».

«23 июня... Каждый раз на планерку идешь с душевным трепетом: что еще придумают эти министры? Фантазия у них безграничная. Сегодня надумали Театр теней. Ладно, дело знакомое, выкручусь».

«25 июня... Рыдательский день, то есть родительский, по-ювентальски. Как говорится, привет от филологов-детей фи-лолухам-родителям. Последние не понимают, что это значит.

Чья-то мама с иронией спросила: «Каково государственное устройство вашей страны?» Ей ответили вполне серьезно: «Республика— союз вольных городов, которым гарантировано право на самоопределение». Названия городов: Кошмарики, Рио-де-Хохминск, Ералаш, Бр-р, Лунатики».

«27 июня... После отбоя принес в палату томики Есенина и Блока. Теперь никому не поверю, что мальчишек 11 —12 лет это совсем не интересует. Видели бы, как слушают. А потом шепотом: «Почему Есенин так умер?», «А Бунин? Ты знаешь что-нибудь о Бунине?», «Говорят, Пушкин зазря погиб?». И всплывают имена и фамилии, о которых забыл иной учитель литературы. И свечка в ту ночь сгорела полностью...»

«4 июля... Вторая смена. Восемь утра, но никто не думает подниматься с постели. Только министр спорта одиноко шагает по футбольному полю. Да мы со старшим педагогом Андреем Галкиным и старшим вожатым Сергеем Федосеевым прыгаем на бадминтонной площадке, пугая сонных воробьев. Ничего страшного не произошло, даже забастовки нет. Просто вчера было принято решение о добровольном выходе на зарядку. Разумеется, утром вышли три человека и коллектив вожатых в полном составе. «Вот тебе, бабушка, и Юрьев день»,— ехидно смеется Игорь Карим над авторами «законопроекта о распорядке».

«20 июля... Утро, вижу, как дверь в мою вожатскую комнату медленно открывается. Инстинктивно вскакиваю и прячусь за шкаф. Не люблю, когда обливают водой. На этот раз ничего страшного не происходит. Мое доморощенное городское самоуправление ставит меня в известность о трехдневном походе на берег Пироговского водохранилища. Хотят провести чемпионат по плаванию и конкурс привидений. Ладно, поход так поход. Пойду писать заявление начальнику лагеря и получать продукты».

«5 августа. Говорят, что

рубль — валюта неконвертируемая. Совершенно верно, для всех стран, кроме Ювенты. Это единственная страна, где с охотой меняют даже советские медяки на собственную валюту. Курс: один рубль — сто ювен-талей. А родителям, которые прошли таможенный контроль на ввоз запрещенных мясных и кондитерских изделий, настойчиво предлагается посещение буфетов, видеосеансов и аукционов. Первое, что я увидел, когда вернулся в республику, была очередь. «Да,— подумал я,— и мы докатились». Очередь была не так чтобы уж очень, но все же наводила на грустные размышления. Однако жители республики стояли не за дефицитом, а за работой. Они сами предлагали помыть окна, подмести дорожки или привести в порядок стадион. И советнику Галкину оставалось одно — выписывать рабочие наряды».

«7 августа. В республике появился хозрасчетный театр, который ставит бессмертного Гоголя. Театральная труппа под руководством Марины и Саши Пархоменко решила потратить вырученные деньги на то, чтобы выкупить для всех городских жителей путевки в Переел авл ь-Залесский.

Мы никогда не задумывались, при каком строе живем в Ювенте. Задумались и пришли к выводу: при казарменном коммунизме. Где и бездельник бесплатно смотрит кино и наслаждается остальными благами. Теперь на неделю введен социализм. Долой уравниловку! Зарплата президента — 130 ювенталей в день, вожатого — 50. Остальные получают ровно

л

столько, сколько заработают. Если хочешь сачковать, когда другие работают, дискотека тебе не по карману».

«26 августа. В автобусе стоит коллективный рев, который изредка прерывается попытками спеть что-нибудь. Все, уже приехали. Но мало кто спешит к выходу. Ничего, братцы, мы еще встретимся».

с. СОКОЛОВ, редактор ведущей ювентальской газеты «День за днем»



Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Предыдущая страница
Следующая страница
Информация, связанная с этой страницей:
  1. Советские поход костер

Близкие к этой страницы
Понравилось?