Костёр 1990-10, страница 31

Костёр 1990-10, страница 31

ОРЕЛ ДЕВЯТОГО ЛЕГИОНА

ПОВЕСТЬ

Розмэри САТКЛИФ Рисунки Бориса Аникина

12. Свист на рассвете

Все лето Марк с Эской бодили по запустелой Ва-ленции, пересекая ее зигзагами от побережья до побережья и неуклонно двигаясь на север. Местные жители не проявляли особого дружелюбия к путникам — не в их обычаях было дружелюбно относиться к чужакам, но и неприязни тоже. В каждой деревне всегда кто-нибудь давал им пищу и кров на склоне дня. И всегда, если путь был труд

нопроходимый или опасный, кто-то из охотников провожал их от одной деревни до другой.

Однажды они остановились на ночь в старой крепости в Трехгорье.

Тридцать лет назад, когда Валенция была рим ской провинцией не только по названию, здесь кипела жизнь. Когорту удвоенного состава обучали на широком форуме; в рядах казарм жили легионеры; в конюшнях стояло множество лошадей; на пологом южном склоне ниже крепостного вала происходили кавалерийские маневры и на шлемах у всадников развевались желтые плюмажи; имелись там и всегдашние бани, винные лавки и земляные лачуги, где жили женщины. А наверху, над всем этим, расхаживали взад-вперед часовые в гребенчатых шлемах. Но теперь дикая природа взяла свое: трава росла между булыжниками мостовой, тесовые крыши провалились внутрь и стены из красного песчаника голо торчали вверх, открывая нутро непогодам. Колодцы забило накопившимися за тридцать осеней листьями и ветками, а в одном из углов без кровли, где когда-то стояло под навесом знамя когорты и алтарь богов, выросла бузина, пробив себе для удобства брешь в стене. Среди всего этого запустения Марк и Эска встретили только одно живое существо — ящерицу, гревшуюся на каменной плите. Ящерица молниеносно исчезла при их приближении. На поверхности каменной плиты Марк разглядел грубо выбитого атакующего кабана — эмблему Двадцатого легиона. И сразу же зрелище этого запустения особенно больно ударило его по сердцу.

— Если когда-нибудь легионы снова придут на север, им тут немало придется поработать,— сказал он.

— В сердце моем я жалею, что мы не дошли ло* следующей деревни,— Эска понизил голос.— Не нравится мне это место.

Мы разожжем костер,— отозвался Марк.— Кто может прятаться в этих развалинах? Разве кабан, но никаких его следов мы не видели.

Эска рассмеялся и тут же оборвал смех.

— Я думаю о призраках пропавшего легиона.

— Тут стояла когорта Двадцатого легиона, а не Девятого.

— Откуда нам знать, где стоял Девятый легион после того, как он ушел в туман?

С минуту Марк молчал. Он принадлежал к породе людей, которых не очень волнуют призраки, но он знал, что Эска чувствует по-другому.

— Не думаю, что они причинят нам вред, если объявятся,— сказал он наконец.— Но скажи только слово, и мы отыщем укромное местечко в орешнике и переночуем там.

— Я стыдился бы себя,— просто ответил Эска.

Продолжение. Начало см. в № 7—9.

— Тогда пора выбирать место.

Позже вечером развалины, служившие им прибежищем, стали выглядеть гораздо веселее: у входа ярко пылал небольшой костер, дым сам нашел себе выход и вылетал, огибая край полусгнившей крыши, в темнеющее небо; в дальнем углу лежала куча папоротника, прикрытая овчиной, которая днем, в свернутом виде, служила седлом. Марк с Эской поужинали тем, что им дали в деревне, где они ночевали накануне,— ячменной пресной лепешкой. После этого Эска сразу же улегся и заснул.

Но Марк еще какое-то время сидел у костра, следя за летящими кверху искрами. Порой Марк

нагибался и подбрасывал в костер хвороста. Эска спал у стены на папоротнике спокойным, легким сном охотника. Марк задумался: а хватило бы у него самого храбрости спать вот так, если бы он верил в призраков? С наступлением полной темноты пошел дождь, и шелест и шуршание мягких, тяжелых струй по старой соломенной крыше еще усилили неприютность этого места, когда-то живого, а теперь мертвого. Марк поймал себя на том, что напряженно вслушивается в тишину и воображение населяет ее призраками, которые движутся вдоль крепостных стен и пересекают пустынный форум. Наконец он заставил себя встать, сгрести в кучу уголья и улечься рядом с Эской.

Марк проснулся от легкого, но ощутимого нажатия под левым ухом. Открыв глаза, он увидел, что от костра осталось всего несколько красных угольков, а в бледном рассветном сумраке рядом с ним присел на корточки Эска. Марк прошептал:

— Что такое?

25

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Предыдущая страница
Следующая страница
Информация, связанная с этой страницей:
  1. Эска
  2. Эмблема костёр

Близкие к этой страницы
Понравилось?