Костёр 1990-12, страница 26

Костёр 1990-12, страница 26

от Вала. Туман преследовал их всю дорогу, коварный и переменчивый. Они бы уже десять раз заблудились, если б не охотничий нюх Эски. Но все равно они продвигались на юг ужасающе медленно, пользуясь лишь теми часами, когда туман редел. У Марка к тому же были и свои заботы. Больная нога начала сдавать и часто подводила его. Он держался изо всех сил, но движения его сделались неуклюжими, и приходилось стискивать зубы от боли.

— Долго нам еще, как ты считаешь? — спросил Марк, растирая ногу.

Эска задрал голову и втянул ноздрями воздух,

точно зверь, почуявшии опасность.

— Чует мое сердце, нам надо найти себе берлогу дотемна.

Но они опаздали. В следующий миг раздался крик, пронзительный и торжествующий, и на другой стороне лощины из-за укрытия выскочил человек в желтой юбке и бросился, пригнувшись, вверх по склону. Эска бросил вдогонку копье, но тот был уже далеко. В несколько прыжков он достиг вершины холма и исчез, созывая охотников.

— Вниз,— хрипло скомандовал Эска.— В лес.

Они повернули назад. Но из рощи послышался

ответный клич. Путь в ту сторону был тоже отрезан. Затем такой же клич послышался у них за спиной. Им оставался один путь: направо и вверх по склону, а что ждало их по ту сторону гребня, знал лишь покровитель легионов.

Кое-как они взобрались на гребень, Марк и сам не знал, как это им удалось. Но едва останови

лись на голой вершине, позади снова раздался крик. Видимо, они наткнулись на большой отряд охотников. К югу вдоль гребня темнел густой утесник, они ринулись туда и начали продираться сквозь кустарник в самую его гущу.

Не обращая внимания на колючки, охотники протискивались между ветвями, подпрыгивали вверх, как охотничьи собаки, высматривающие добычу в высокой траве; один раз кто-то, шаря копьем, чуть не проткнул Марку плечо. Беглецы даже не сразу осознали, что, вопреки всякому ожиданию, их не заметили. Охота промчалась над их головами, их уже не окружали со всех сторон. Они опять поползли на животе, медленно, с мучительной осторожностью. Главное было уйти подальше от врага. В зарослях перед ними возник темный лаз. Они нырнули туда. Эска полз первым. Внезапно лаз окончился на краю зарослей. Перед их глазами сквозь серую пелену маячила бывшая римская сигнальная башня.

Она представляла собой отличное убежище и до такой степени явное, что охотники наверняка уже осмотрели ее, так что она могла дать какую-то минимальную возможность спасения, вернее сказать, короткой передышки. В худшем случае она поможет им оказать сопротивление.

Через низкую дверку они вылезли на плоскую сигнальную крышу и оказались на ярком свету. В тот же миг Марк отшатнулся — большие черные? крылья мазнули его по лицу. Вверх взмыл потревоженный ворон и, издавая резкий, скрипучий крик тревоги, полетел к северу, медленно взмахивая крыльями и негодующе каркая. «Про

клятие! Любой теперь догадается, где мы»,— подумал Марк, но подумал как-то равнодушно. Он устал, он окончательно выбился из сил. Пошатываясь, он доковылял до дальнего конца площадки и выглянул через выкрошившуюся бойницу. Башня стояла на самом краю скалы, и далеко внизу темнела глубокая вода — неподвижное озерцо. Да, для орла выход здесь был...

Эска скорчился возле проЛома в парапете по другую сторону площадки.

— Все еще обшаривают утесник,— пробормотал он, когда Марк подошел к нему.— Нам повезло, что у этой партии нет с собой собак. Если они не придут сюда до темноты, мы еще можем спастись.

— Они придут,— тихонько ответил Марк.— Ворон об этом позаботился. Слушай...

С северной стороны отрога до них донесся невнятный всплеск возбужденных голосов, и это яснее ясного сказало им, что дозорный понял сигнал ворона. Марк с трудом опустился на здоровое колено, затем растянулся на боку, опершись на локоть.

— Наверно, мне бы следовало чувствовать себя виноватым перед тобой, Эска. Я старался ради орла. А ты? Что от этого получил ты?

Эска улыбнулся своей медлительной серьезной улыбкой.

— А я был опять свободным среди свободных. Я охотился вместе с моим братом, и охота была добрая.

Марк тоже улыбнулся.

— Да, охота была добрая,— подтвердил он.

Охота была добрая. Но сейчас она, кажется, подошла к концу. Интересно, проникнет ли когда-нибудь слух о том, что она кончилась, за Вал? Дойдет ли до легата Клавдия, а через него него — по дяди Аквилы и Коттии? Хорошо бы, они узнали... Марку вдруг пришло в голову, что, несмотря ни на что, дело того стоило.

На душе у него было покойно.

Из-за гребня отрога показались трое всадников, они направлялись к башне.

19. Подарок старого Традуи

Как только всадники спрыгнули во дворе с лошадей, Марк с Эской отпрянули от парапета.

К ним опять вернулось желание жить, потребность действовать. Прижавшись к стене по обе стороны от лестницы, они ждали, прислушиваясь, как те обыскивают склад и караульню.

— Дурачье! — вздохнул Марк, услышав возглас радости,— троица, видимо, обнаружила лестницу. Послышался быстрый топот ног вверх по ступеням.

Двое бриттов, вынырнувшие первыми из низкой дверки, повалились, не пикнув, как забитые волы. Третий, не в такой мере захваченный врасплох, оказал сперва некоторое сопротивление. Эска кинулся на него. Завязалась короткая отчаянная схватка, и в результате Эска оказался сверху. Пошатываясь, он поднялся и перекатил недруга через порог. Тот был без сознания.

20

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?