Костёр 1991-04, страница 9

Костёр 1991-04, страница 9

ей в лицо! А чуть повыше на холме Кари взяла ее след и неуклюже мчится сломя голову вниз.

Собак погрузили в патрульную машину, им надо было ехать в город. Тетя Бетти с Нильсом сели в ее маленький славный автомобильчик и помчались на большой скорости; им надо было в Уру.

У тети было немало дела — следить за рулем, а Нильс сидел и мечтал. В мечтах он болтал с огромной, доброй овчаркой, которую никто другой видеть не мог. Это был сынок Кари или, во всяком случае, из той же самой семьи, он был похож на свою мать, он был серый и звали его Серолап. Послушен как солдат, ласков как кот, и так терпелив, что малый ребенок мог трепать его за уши, а он бы только ворчал.

Длинная извилистая дорога шла вдоль фьорда.-Над ними высились горы, горы были на другом берегу фьорда, горы — впереди, горы — позади. Под ними, словно длинная коричневая змея, скользил мимо поезд, на станциях, сменяя друг друга, мерцали зеленые и красные огоньки. Все было как обычно, но все же не совсем так, как всегда. Ведь Нильс пережил нечто необыкновенное, он был занят этим нечто, ему исполнилось 12 лет, у него быть может хватит денег купить часы, а когда он вырастет, он станет полицейским, проводником самой лучшей овчарки в стране.

Рядом со станцией автомобиль скользнул на дорогу, почти похожую на городскую улицу, и Нильс сказал, что хочет выйти здесь.

— У меня есть дело,— сказал он.

— Хорошо,— согласилась тетя и выпустила его из машины.— Спасибо за сегодняшний день!

— И тебе спасибо! И еще спасибо за поездку,—

ответил Нильс.

скоро приду.

Можешь сказать маме, что я И про себя произнес:

— Идем, Серолап!

Серолап последовал за ним на неуклюжих своих лапах, прижавшись головой к его левому колену. Серолап стоял рядом с ним, когда он вошел в часовую лавку Монсена; сидя за прилавком, тот решал кроссворды.

— Сколько стоят часы, которые бы мне подошли? — спросил Нильс.

А сколько у тебя денег? — спросил Монсен. Шестьдесят три кроны1 и пятьдесят эре. Приходи, когда у тебя будет еще двадцать пять, тогда поглядим.

Монсен даже не поднял решал кроссворды.

— Идем, Серолап!

Нильс и Серолап вместе спускались с холма, но когда Нильс увидел, что дома у него поднят флаг, он забыл про собаку. И Серолап тут же исчез.

Серолап исчез совсем. Он не возвращался до самой Пасхи.

Подхалим и Расмус также празднуют день 12 Августа

Подхалим и Расмус быстро обошли угол дома, и, только увидев еще один его угол, остановились

и улыбнулись друг другу. Они — свободны! Им удалось бежать из бергенской1 Окружной тюрьмы!

Никаких шагов за спиной! Никаких шагов вообще на всей улице — рассвет, тихо и пусто!

Расмус еще раз доказал, что когда речь идет о замках, он — мастер номер Один. Ни одна дверь не могла устоять перед Расмусом, если только у него было время и какой-нибудь ладный инструмент! Сейчас он вырвался из самой тюрьмы, прихватив с собой Подхалима, хотя лучшего инструмента, чем старая пружина от матраца, у него не было! - — ______ ,ч____-

Расмус и Подхалим пустились на поиски в районе вилл, расположенных на вершинах восточных холмов. Спящие сады с розами и астрами мирно благоухали. Но беглецам было мало, что в домах стояла тишина, а люди спали, им нужен был совершенно пустой дом — дом без людей.

Им не встретилось ни души — желанная ситуация для двух личностей, кормившихся, как они, охотой и рыбной ловлей. Дом, который они избрали, был — лучше не придумаешь! На пороге лежала пожелтевшая от солнца и дождя газета, а поперек дорожки, ведущей в сад,— ветка, которая, должно быть, валялась там уже неделю или две, так она высохла. Кровати были не застелены, все занавески — спущены. Никого не было дома.

Расмусу не понадобилось и двух минут, чтобы открыть замок от двери, ведущей в погреб. Подхалим стоял на стреме на дороге, но никто не прошел мимо и вскоре на пороге появился Расмус и пригласил его войти. Они пошли прямо на кухню, чтобы отыскать немного еды и, что важнее всего, немного хорошего кофе. Потому что там, откуда они явились, кофе был не совсем таким, какого бы им хотелось.

— Сходи-ка в молочную лавку и купи сливки,— велел Расмус, который меж тем уже варил кофе и жарил консервированную ветчину.

К счастью, нашлись хрустящие хлебцы и масло, так что они вкусно поели.

— Ну, а теперь за- работу,— объявил Расмус.

Они поднялись наверх, в спальни, где обнаружили большой шкаф, битком набитый мужской одеждой, брюками, куртками и носками. Оставалось только выбрать то, что нужно. Подхалим нацелился на белую рубашку, синие брюки, черный галстук и жесткую шляпу. Легкое пальто

— больше

на него глаза. Он на руку, сумка в руки, серые перчатки —

ничего не понадобилось для того, чтобы Подхалим превратился в по-настоящему почтенного и скромного господина. Расмусу пришлось взять брюки-гольф, потому что остальные брюки в этом доме были чуточку коротки для него. Рубашка в крупную клетку, веселой расцветки галстук, спортивные чулки, кожаная куртка, надетая набекрень коричневая шляпа, коричневые перчатки и трость в руке. Посмотревшись в зеркало, Расмус решил, что он очень хорош собой.

Денег они не нашли, если не считать копилку в детской; они разбили ее и вытащили из осколков 5 крон и 62 эре.

Крона

сто эре.

Берген — один из крупнейших городов Норвегии.

7

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?