Костёр 1991-05, страница 13

Костёр 1991-05, страница 13

Подхалим приехал автобусом, потом сразу отправился домой к Омару. Он ни капельки не беспокоился, застанет ли товарища дома, так как Омар никогда не запирал двери. Да и вообще ничего ценного он в доме не держал. Если у него были деньги, он носил их при себе, а мебель и книги не заводил вовсе.

Уже в самом низу лестницы Подхалим услыхал, как храпит его друг, так что он, наверняка,— дома. Совершенно верно, Омар спал, задрав кверху свой огромный красный нос, огромный и кривой, как клешня омара. Подхалим потряс его за плечи.

— Есть у тебя утюг?

— Утюг? — переспросил Омар и уселся на кровати, вытаращив глаза. Его еще никто никогда не спрашивал про утюг так рано утром.

— Утюг? Нет!..

— Мне нужен утюг! — проговорил Подхалим.

— Вообще-то у меня, ясное дело, есть один,— сказал Омар.— Я хочу сказать — есть... есть... Во всяком случае, я знаю, что один у меня есть.

Омар встал с кровати, чуть потер лицо, натянул брюки и исчез. Подхалим слышал, как он возился на чердаке. Затем Омар явился с утюгом в руках.

— Он из пекарни,— сказал Омар.— Приходится ходить тихо, здесь всюду люди.

Когда немного погодя Расмус тихонько прокрался вверх по лестнице, Подхалим, стоя в одной рубашке, гладил свои брюки. Да, да, ведь они ему не принадлежали, так что, вообще-то говоря, это были не его брюки.

Подхалим ловко управлялся с утюгом, и Расмус, сняв с себя брюки-гольф, почистил их перед тем, как Подхалим привел их для него в порядок.

У Омара был старый чемодан, и Подхалим сложил туда всю свою одежду, все, что было на нем, даже ботинки, ботинки-то были его собственные. Когда Расмус ушел, унося чемодан, Подхалим, сидя почти голым, стал распивать кофе с Омаром, объясняя ему сложившуюся ситуацию.

У Расмуса было желание нанять машину, но это было слишком рискованно. Каждая минута была теперь на счету и легко было наделать ошибок. Эти шоферы легко узнают людей, когда полицейские их об этом спрашивают, так что лучше идти пешком. Расмус быстро зашагал по дороге.

Наверху, на вилле было тихо и уютно. Никого! Было бы некстати, если бы хозяева уже вернулись домой.

Расмус быстро, как угорь, проник в дом и стал работать еще быстрее обычного.

Надо было повесить на место взятую на вилле одежду. Натянув на себя собственные старые вещи, он сложил одежду Подхалима в чемодан, который принес с собой. Рубашки и носки пошли в шкаф с грязным бельем, который, к счастью, был достаточно набит еще раньше. Шляпы*трость, перчатки и сумку — все нужно было положить на место.

И еще кровати! Сначала он улегся в одну, а потом в другую кровать из спального гарнитура и хорошенько повертелся в постелях. Много времени ушло на то, чтобы сделать вмятину в подушке, которая должна была выглядеть совершенно ес

тественно. Он отыскал книгу и стал ее читать. «Люди у моря» называлась книга, написанная кем-то по фамилии Бойер1. Книга показалась Расмусу скучной, но он продолжал ее читать. В комнате все время совсем тихо играл граммофон, и он запомнил название пластинок. Выбрав одну, которая ему не понравилась, он провел по ней наискосок большую царапину, а потом сунул пластинку на место.

Теперь, пожалуй, уже достаточно и ему надо поскорее снова вернуться в город к друзьям. Расмус стоял на самой верхней ступеньке, когда услышал вдруг голоса и звуки шагов на дорожке в саду. Быстрее молнии помчался он вниз по лестнице, вбежал на кухню, а оттуда на лестницу черного хода. «Надо всегда держаться домов с черным ходом,— подумал он.— Да, больших, нарядных домов». Он слышал, как там, наверху, закричали:

— Здесь кто-то был!

— Папа! Папа! Здесь были грабители!

Он слышал крик девочки и звуки бегущих шагов, но ему удалось уже открыть дверцу погреба и выбраться в сад, где были холм с крутым спуском и калитка, открытая прямо на безлюдную дорогу. Все остальное казалось проще простого.

Но сейчас ему попасться нельзя!

Расмус с трудом сдержался, чтобы не перейти на бег; нельзя, чтобы люди обратили бы на него внимание. Четверть часа быстрой ходьбы и он уже дома у Омара!

Обогнув угол дома, Расмус наткнулся прямо на полицейского, .который бил баклуши. Расмус пересек улицу, полицейский, обернувшись, посмотрел ему вслед. Расмусу пришлось собрать все силы, чтобы не обернуться и не поглядеть, идет ли полицейский сзади.

— Уфф! — громко выговорил Расмус.

Обогнув снова угол дома, Расмус прошмыгнул

туда, где жил Омар, открыл дверь и в три прыжка одолел лестницу. Опустил чемодан на пол, а Подхалим надел на себя собственную одежду. Такую длинную, такую удобную!

Но предстояла еще одна трудная работа, которую необходимо было проделать и проделать тщательно! А иначе — все пропало!

Речь повел Подхалим, потому как ему случалось уже бывать в подобных переделках.

— Мы должны держаться одной версии и не отступаться от того, что говорили, как бы хитро нас ни выспрашивали. Отвечай медленно, это всегда имеет смысл, как можно медленней! Так что когда пойдут по-настоящему запутанные вопросы, такие ответы не вызовут подозрения. Итак, то, что случилось после того, как Расмус и я сбежали из тюрьмы. Тут все в полном ажуре. Мы вошли в дом, мы ели на кухне, разбили эту самую копилку. Потом, в шесть часов пошли сюда, ясно?

— Скажи лучше в половине шестого, потому что около шести начинается работа в пекарне.

— В половине шестого, и по дороге мы никого

1 Юхан Бойер (1872—1959) —крупный норвежский писатель, «Люди у моря» (1929) —один из лучших его романов.

• ч

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?