Костёр 1996-01, страница 14

Костёр 1996-01, страница 14

тени е- Яс&т&ъ-е

рcSery и

Эразм взял на руки Расмуса, попрощался и отправился странствовать по белу

свету. jZL^-i

Остаток этого дня Спикер провел в мучениях; но вот пробило полночь. Образ Джульетты все более оживал в его душе. Вдруг он услышал шаги, и вошла Джульетта.

iUUt Mi'

Эразм держал листок, который Джульетта ему дала. Внезапно перед ним возник Дапертутто. Он протянул Эразму стальное перо, и в тот же миг на левой руке Эразма лопнула жилка и брызнула

кровь. ^ - CkMJL*

В предостерегающем призраке Эразм узнал жену. Он отшвырнул перо и бумагу. Молнии засверкали в глазах Джульетты, страшная гримаса исказила ее черты.

-5

И Джульетта продиктовала Эразму следующие слова «Предоставляю Дапертутто власть над моими женой ii сыном, с тем, чтобы он распорядился ими по собственному усмотрению, ибо отныне и телом, и бессмертной душой принадлежу Джульетте».

Но вот первый луч денницы забрезжил в окне. Эразм сразу же пошел к жене. Маленький Расмус сидел у нее на постели.

г * Г - - W' * ~ «• ■'

Вдруг раздался пронзительный визг, скрежет, и словно черные вороновы крылья захлопали в комнате. -«я

Рисунки О. ГРАБЛЕВСК

круглые бутылочки, наполненные разноцветными порошками, пакетики с какими-то веществами. Там были специальные держатели для пробирок, похожие на длинные бельевые прищепки, фарфоровые ступочки с пестиком, две пузатеньких колбочки с пробками и целый набор стеклянных трубок разной толщины. Но самое главное — спиртовка с тяжелым стеклянным колпачком для того, чтобы гасить огонь, и с проволочным таганчиком, на который ставились колбочки для кипячения растворов. И вся эта чудесная штука называлась заманчиво и солидно:

«ЮНЫЙ ХИМИК».

На крышке коробки, которая лежала отдельно, был изображен стол, на котором стояла спиртовка. Над спиртовкой находился тот самый проволочный таганчик, и на нем стояла колбочка, заткнутая пробкой. Из пробки опускалась изогнутая стеклянная трубка. Румяный мальчик в аккуратном костюме, с пионерским галстуком на шее, подносил к концу трубки другую колбочку. Из трубки в нее что-то капало. Рядом с мальчиком симпатичная девочка, такая же румяная и аккуратная, как мальчик, разглядывала что-то в пробирке. У обоих были очень серьезные лица, и, конечно, они не просто производили химические опыты, а делали какое-то важное научное открытие.

Рядом с крышкой лежала тонкая книжечка, на обложке которой крупными синими буквами было напечатано: «100 опытов по химии».

Со дня появления коробки в витрине магазина я потерял покой.

Я останавливался перед витриной утром и разглядывал стойку для пробирок, щипчики, спиртовку и пузырьки с разноцветными веществами. Я читал надписи на этикетках, наклеенных на пузырьки, и на

звания веществ завораживали меня своей непонятностью. Яркий зеленовато-голубой порошок назывался сернокислой медью. Один пузырек был до самой пробки наполнен белыми комочками, похожими на неровные горошины, и эти горошины носили название едкого натра. Были еще какие-то таинственные «КОН» и перманганат калия. В отдельной бутылочке находились серые зернышки цинка, а в плотно закупоренных флаконах, с горлышками, облитыми воском, — кислоты: серная, соляная и азотная.

После уроков я снова прилипал к витрине и мечтал о том времени, когда набор попадет в мои руки.

Я представлял себе лабораторию, заставленную сложными стеклянными аппаратами, в которых кипели и булькали какие-то жидкости. Они переливались по длинным трубкам из одного аппарата в другой, медленными каплями стекали в пузатые стеклянные колбы. С ними что-то происходило, они испарялись, меняли цвета, оседали пушистыми кристаллами на стенках химических стаканов, и я командовал всем этим. Я все понимал, и все знал. Я взвешивал осадки, записывал что-то в толстую тетрадь, делал какие-то расчеты.

Да! Все-таки самая лучшая, самая интересная на свете работа — это работа химика. И когда я окончу школу, я обязательно поступлю в химический институт. Решено! Бесповоротно и навсегда!

В тот же вечер я заговорил с дядей о своей будущей специальности.

— Химиком? — переспросил он. — Ну что ж, поздравляю! Хорошая, нужная, интересная работа. Только учти — она требует аккуратности и терпения. А у тебя эти качества не особенно развиты.

Я поклялся, что именно с этого дня начну развивать в себе аккуратность и терпение, и для этого не-

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?