Техника - молодёжи 1934-11, страница 11

Техника - молодёжи 1934-11, страница 11

Пришли мотористы и чернорабочие. Приступили к запуску. Но вот тут меня постигла неудача: запускали мотор до вечера.— так и не запустили. Раз десять меняли воду, а мотор одну-две ©слышки даст и глохнет. Ставили все время на компрессор, то и дело меняли воду, а то, гляди, замерзнет, — но все напрасно. Мучились так десять дней. Ведер по сто горячей воды пропускали за день. Что только ни делали, а толку никакого. Начальник Управления воздушных линий стал беспокоиться, — сумеем ли мы вообще запустить мотор до весны. Я уж и забыл, что я летчик. Увлекся запуском, — меня заело.

Начал придумывать, как подогреть мотор, особенно нижнюю его часть, как сделать так, чтобы можно было заливать мотор, не or-' крывая капота, а производить заливку из пилотской кабины. Достал в отряде заливной насосик'от Р-1 и поставил его в пилотскую кабину. Теперь можно было делать заливку прямо оттуда. Затем купил теплое одеяло, > укутал им цилиндры, а сверху закрыл капотом.

Вода теперь остывала не так быстро. Низ мотора (картер) я подогревал, сделав коленчатую трубу, которую и накаливал с помощью паяльной лампы. Картер стал быстро нагреваться. Наконец, налили воды и быстро провернули винт несколько рае,—-в мотор засосалея бензин, который я в это время качал из пилотской кабины насосиком от Р-1.

Поставили на компрессор, — есть контакт! Мотор пошел. Мы мучились десять дней и не могли запустить, а оказалось — очень легко. После этого мы уже ни разу не возились с запуском.

10 января 1930 года мы открыли воздушную линию на Сахалин. Кожаное пальто я снял, надел оленью доху, из того же меха шапку и руковицы, вместо чесанок надел меховые сапоги —унты на две пары сшитых из собачьего меха чулок. Коленчатую трубу и одеяло всегда возил с собой.

В 1931 году я вернулся в Москву. Из Москвы четыре раза сделал перелет в Хабаровск: два зимой и два летом. Теперь я уже умел приготовить самолет к зимним полетам. Но при полетах на далеком Севере надо предусмотреть каждую мелочь. Летчик должен хорошо знать, что ему там пригодится. На Чукотке, например, совершенно нет леса, кругом тундры и реки, покрытые бесконечной белой скатертью. Там трудно отличить берега: не к чему прицелиться глазом — кругом бело. Горы тоже окутаны снегом. Без свето-фильтровых очков летать здесь опасно, особенно в солнечный день. Слепит глаза, и можно быстро потерять зрение. Хотя это потом и проходит, но боль бывает ужасная, глаза слезятся. Летать так — почти верная авария.

Летать на Севере можно только при хорошей погоде, в ясный день, без малейшей дымки. В полярных условиях летчик обязательно должен уметь хорошо водить самолет по приборам вслепую, а то во время дымки получается общий фон, все сливается, кругом бело, глазами невозможно определить, на какой высоте Летишь. Нужно- пользоваться приборами.

Бреющим полетом лететь нельзя — опасно, можешь не заметить, как заденешь снег. Так, например, было с летчиками группы Каманина во время спасания челюскинцев—с Бас-танжеевым и Демировым. История их полета вообще чрезвычайно интересна для характе

Сквозь снежную пургу, чгрез ледяные пустыни, несмотря на труднейшие условия полета, пробирались отважные советские летчики к лагерю Шмидта. Алый флаг и радостные крики челюскинцев приветствовали спасителей.

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?