Техника - молодёжи 1935-02, страница 14

Техника - молодёжи 1935-02, страница 14

Люди Октября и комсомола

Н. БОБРОВ

Герой Советского союза М. М. ГРОМОВ.

Жизнь

пилота

Его обычный ответ таков:

—■ Увольте от рассказов. Я ничего не могу рассказать о себе.

Да. Он неохотно говорит о прошлом. Он живет будущим. Кроме того, он необыкновенно скромен. И поэтому нет ничего удивительного в том, что когда его награждали орденом Красной звезды, он сказал:

— Я никак не предполагал, что за мой скромный поступок последует столь высокая награда.

Почти такая же фраза вырвалась у него спустя некоторое время, когда ему было дано звание Героя Советского Союза.

— Для меня неожиданна эта высокая честь! Я отвечу максимальным напряжением сил, не сложу крылья, а постараюсь дать еще целый ряд новых рекордов. . .

О Михаиле Михайловиче Громове, заслуженном летчике, другие могут рассказать больше, чем он сам о себе. О том, как он покорял воздух, о людях, которых воспитал и сделал первоклассными летчиками, и тогда станет ясным весь огромный творческий путь и высокая авиационная культура героя-пилота.

... И вот некоторые штрихи из жизни мастера заоблачных высот.

Далекие дни отрочества ... В девятьсот тринадцатом году Громов живет под Москвой, в Лосиноостровском. В памяти его сохранились увлекательные рассказы инженера — соседа по квартире, который часто посещал аэродром. Рассказы о летчиках действовали на воображение подростка, но самолеты видел он пока лишь на картинках.

Молодой Громов выдергивал прутки из лгу шторы, обклеивал бумагой — получался игрушечный самолет. На нос модели маль

чик подвешивал груз, чтобы сообщить игрушке правильную центровку, — и спускал ее с крыши или балкона.

Большая вывеска над дверью Высшего московского технического училища гласила: «Объявлен прием на теоретические курсы авиации имени Жуковского». Громов — студент-первокурсник Московского техниг ческого училища увидел однажды Haciv щий летающий аэроплан и подал заявление о приеме на курсы ...

Пустырь Ходынки был залит солнечными лучами. Пахло бензином. Борис Илиодо рович Россинский — дедушка русской авиации — испытывал в воздухе новые самолеты конструкции «Фарман-30» — немного наивную и хитроумную комбинацию жердочек и натянутого полотна. Мотор находился сзади летчика. Пассажир должен был держаться за спину водителя. На- этот раз таким пассажиром оказался Громов. Ему посчастливилось, он вытянул жребий на право первого полета. Это было семнадцать лет тому назад.

Громов спокойно выслушал объяснение Российского.

— Держись за меня! Следи за масляным стаканчиком!

И он следил за стаканчиком чуть ли не каждые пять секунд... Самолет болтало. Громов хватался за борт, перегибался, наивно думая тяжестью своего' тела уравновесить «Фарман». Все присущие на земле человеку инстинкты проявились у Громова в воздухе. Что же это было — боязнь или осторожность? Нет, ему не было страшно, но он продолжал во время качки невольно хвататься за борт. Вылез из кабины оглохшим ... Он ничего не слышал первые полчаса.

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?