Техника - молодёжи 1935-02, страница 18

Техника - молодёжи 1935-02, страница 18

ным полетом Громов поставил себя впереди всех пилотов мира!

В сущности, к этому знаменитому полету Громов готовился годы. В последние месяцы его тренировка выразилась главным образом в слепых полетах. В серьезном полете приходится предусмотреть все до мелочей. Главное — это уметь летать при любых условиях погоды. Поэтому летчик тщательно проработал маршрут, правильно расставил приборы, предусмотрел, чтобы не было вибраций. Он проделал огромную работу по тренировке" своего зрения, ибо длинные осенние ночи требовали очень большой работы глаз (пожалуй, самой большой работы из всех органов человека). Надо было все приборы расставить на доске так, чтобы глаз совершенно не утомлялся. 'Нужно также знать все цвета и оттенки освещения, ибо оно различно действует на утомляемость глаза и на его приспособление к обстановке. Белый цвет, например, мало утомляет глаз, но если вам потом нужно посмотреть за борт, то глазу приходится долго приспособляться — сначала, кроме тьмы, ничего не увидите. Красный цвет, наоборот, утомляет глаз.

Перед полетом Громов провел огромную и очень кропотливую работу — и она себя вполне оправдала.

— Труд летчика исключительно сложен — это часто повторяет Громов. — водителю самолета нужна огромная выдержка, самообладание, физическая выносливость, всестороннее развитие, глубокое знание авиации, географии, метеорологии, математики.

Громов считает, что летчик должен стремиться развить в себе уменье сосредоточиться, изжить всякую торопливость. Это избавляет не только от ошибок, но и от излишней траты энергии. Нередко можно видеть, как ученик после десятиминутного полета зимой выходит из кабины красным, потным, а инструктор, летая шесть часов, выходит спокойным, даже озябшим, потому что он расходует минимум энергии при одинаковой работе.

Громов любит приводить следующий пример: происходит посадка на поезд. Во время подхода поезда к перрону, люди часто бросаются к одной подножке, бегут за ней, вагон проходит мимо, они — к другой подножке. Такие люди несут большую и бесполезную работу, в то время как спокойно дожидающийся человек может ясно оценить положение, убедиться, какая подножка вагона остановится перед ним, и спокойно, нетаро-пясь, сесть.

Так и в летной работе. Надо не поддаваться обстановке ...

— Вас кто-нибудь торопит... Не поддавайтесь волнению. Вы влезаете в кабину самолета. Нужно сперва отряхнуть ноги, не

спеша. И каждый раз одно и то же. Вы проделываете все в определенном порядке. Сначала привязываетесь, затем проверяете, выключен ли контакт. Все проделываете четко, каждый раз совершенно одинаково. Это учит автоматическому правильному течению психофизиологического процесса, выдержке-, самоконтролю. Когда вы продолжительный срок следите и работаете над собой, вы приобретаете навыки, которые остаются на ьсю жизнь. Вы их будете проявлять автоматически.

В начале летной работы Громов изживал очень неприятную вещь в авиации — неожиданность. Неожиданность может создать растерянность в человеке, что для летчика недопустимо.

Громов стал работать над собой, специал-но тренироваться.

Волевая сторона поддается воспитанию, не нужно, только переигрывать,—это может вредно сказаться на нервной системе. Громов много занимался спортом, читал меди-цинекие книги. Все это позволило ему овладеть самоконтролем.

Спорт для совершенствования человека, для воспитания летных качеств имеет огромное значение — в этом Громов убедился за свою шестнадцатилетнюю авиационную практику.

Огромный, разносторонний опыт, нак^ ^ пленный годами, дал Громову возможн.^.^ удачно поднять в воздух гигантский агит-самолет «Максим Горький». В первый полет летчик настолько исчерпывающе произвел различные эксперименты, что, спустя два дня, экипаж самолета «Максим Горький» смог приветствовать челюскинцев над Красной площадью.

Проходит два месяца со дня подъема «Максима Горького», и Громов вновь потрясает авиационные круги своим полетом на дальность.

Семьдесят пять часов в воздухе без посадки! Трое суток и три часа Громов вместе с экипажем провел на самолете.

Он вылез из кабины как всегда, бодрый и улыбающийся:

— Прекрасная машина! Замечательный мотор! Работал, как часы! — произносит он, любовно осматривая самолет «РД».

Таков он, этот герой, чьи подвиги войдут яркой страницей в летопись советской авиации.

Советская авиация полетом «РД» поставила мировой рекорд на дальность.

Всего себя отдает Громов служению великой нашей родине. Он будет и впредь укреплять ее хозяйственную и оборонную мощь. В этом весь смысл яркой жизни, радости и удовлетворения героического мастера заоблачных высот.

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?