Техника - молодёжи 1938-05, страница 43

Техника - молодёжи 1938-05, страница 43

Инж. П. КОЗЛОВ

На этот раз совещание в Московском I автоклубе было наредкость бурным ** ! грозило затянуться., Обсуждался не • всем обычный вопрос: предстояли между народные автомобильные гонки, в кото ; рых многие из присутствующих води 1 телей и конструкторов должны были при

нять участие. | Маршрут гонок был уже утвержден, ' каждый из участников совещания имел на руках карту маршрута и брошюрку с ; правилами соревнования. Но не эти вопросы волновали собравшихся. Дело в том, что спортивный комиссар Воронцов, приехавший из Парижа со съезда, нако-I тором утверждались правила гонок, сооб-I щил, что, кроме уже известных машин, в гонках будут принимать участие но-| вейшие; скоростные машины, построенные I; специально для соревнования. Сведения J об этих машинах держатся в строжайшем секрете, но, судя по некоторым от--| рывочным сообщениям иностранной прес-! сы, речь идет О сверхмощных автомоби-j лях больших скоростей с авиационными j моторами. Одна из машин — итальянская, I вторая принадлежит немцам.

Тот, кто хоть раз участвовал в спортивном состязании, знает, как неприятно [ действует это ожидание встречи с еще

II неизвестным соперником, этот покров тайны, за которым скрывается противник. ! Какие неожиданности принесет он с со-J бой? Какова его сила? В чем его сла-| бости, знание которых позволило бы • одержать победу?..

Сразу же после того,- как спортивный , комиссар закончил свое официальное сообщение, в зале, поднялся шум. Конструкторы и водители, перебивая друг друга, открыли оживленную дискуссию, строя всевозможные догадки и предположения о таинственных машинах...

Кто-то. сбегал в читальню и принес кипу иностранных автомобильных журналов. Они пестрели короткими, но яркими сообщениями рекламного характера.

«Закончены испытания гоночного' автомобиля «Шварц-Тейфель»,— крикливо сообщал германский автомобильный журнал.— Немцы могут спать спокойно: эта сверхмощная машина не имеет конкурентов». Рядом с текстом было помещено рекламное изображение автомобиля. Судя по рисунку, он оправдывал свое название «Черного дьявола» и несся с та-, кой бешеной скоростью, что походил на : летящую пулю, снятую киноаппаратом.

В таких же хвастливых тонах, но бо-I лес подробно расписывали свои новые

Автор помещаемого фантастического очерка «№ 699» не претендует на техническое обоснование в нем своей фантастической машины. Цель очерка — пропагандировать идею «летающего автомобиля», над осуществлением которой работает автор. Здесь показано на наглядных примерах преимущество этого необычайного вида транспорта.

«гениальные конструкции» итальянские журналы. / „

Споры разгорелись с еще большей страстью. Теперь в голосах некоторых спорщиков сквозили нотки беспокойства и предвзятого страха перед сверхмощны: ми конкурентами. Многие водители горячо доказывали, что именно на мощных машинах можно наверняка выиграть

Когда крики спорщиков стали несколько утихать, в разговор вмешался ровный голос молодого человека, до сих пор не принимавшего участия в спорах. Это был известный в узких кругах авиаконструк-г тор Холодов, один из участников предстоящего соревнования. Сдержанный не по годам, он умело завладел вниманием, и его спокойные слова скоро освежили разгоряченных спорщиков.

Он говорил, что гонки на столь значительное расстояние проводятся впервые, что маршрут проходит по сильно пересеченной местности, а в таких условиях, кроме скорости, большую роль будет играть проходимость машины.

— Всмотритесь хорошенько в маршрут,— сказал он: тут будут и горы с крутыми заворотами, и болотистые участки, и пески, и малопроезжие, запущенные дороги. Все это не особенно выгодно для сверхмощных машин. Ведь они отличаются большим весом, а значит, и ббльшей нагрузкой на квадратный сантиметр опорной поверхности колес. Значит, на всех этих участках они будут менее поворотливы и будут вязнуть больше других. В таких условиях надо найти какую-то, может быть, совершенно новую и оригинальную конструкцию. Спо ру нет, может быть, немцы неплохо по строили своего «Шварц-Тейфеля», отде лав в нем каждую мелочь. Однако почему вы думаете, что наши советские конструкторы не способны на свое собственное, гораздо более смелое решение задачи? Многие из наших машин тоже

впервые, и еще рано судить об их каче-

В тоне молодого конструктора чувствовались спокойствие и обоснованная уверенность в своих силах. Эта уверенность передалась и другим участникам совещания. Уходя из клуба, они уже, не чувствовали навязчивого страха перед неизвестными конкурентами и уносили в себе только острое желание, чтобы скорей прошли немногие дни, оставшиеся до гонок.

Париж. Уже полчаса дается старт сотням машин — участникам соревнований. Десятки тысяч зрителей расположились на трибунах по всему полю и вдоль стартовой дорожки. Машины выпускаются по одной с интервалами в несколько секунд.

Около судейской трибуны нервно похаживает спортивный комиссар Воронцов. Он поминутно оглядывает подъезжающие к старту машины и взволнованно переговаривается с представителем полпредства. Из- тридцати заявленных от Советского Союза машин на старт явилось двадцать девять.

— Нет этого чудака Холодова, — говорит Воронцов, в сотый раз поглядывая на часы. — Понимаешь, вчера вечером в его машине оказалась сломанной одна ответственная часть. Вот он и ждет самолета с деталью, — ее срочно выслали из Москвы. Надо же, чтобы так не повезло!.. В Москве машина прошла все испытания. Если бы только она успела!..

«Машина номер 699 — подготовиться к старту!» объявили по радио.

Воронцов, не закончив фразы, побежал к трибуне, что-то коротко сказал председателю жюри и, вскочив в свой автомобиль, покатил в сторону гаражей, расположенных на противоположном конце поля, где ожидал запасной части Холодов.

Холодов читал газету, сидя у раскрытых ворот гаража. Он был почти спокоен. Вызов своей машины слышал. Считает, что может стартовать еще в течение часа после вызова, если будет доставлена нужная деталь. Самолет с деталью вылетел из Москвы, у него с ним радиосвязь...

Действительно, из кабины автомобиля, стоявшего в гараже, в^шел один из помощников Холодова и молча подал последнюю радиограмму с самолета: «Через десять минут будем в Париже, — прочел Холодов.—Высылайте за деталью на аэродром».

47

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?