Техника - молодёжи 1938-05, страница 44

Техника - молодёжи 1938-05, страница 44

До аэродрома-пять-шесть минут езды.. Комиссар, захватив механика, очутился-на аэродроме раньше, чем самолет закончил посадку. Прошло не более двадцати минут, когда комиссар снова подъезжал к гаражу Холодова, на ходу помогая механику распаковывать ящик с запасной деталью. В гараже все было готово к ремонту.

Прошло" еще несколько минут, и зрители, уже собиравшиеся расходиться, были изумлены появлением на стартовой дорожке какой-то запоздавшей машины весьма странного вида.

— Номер 699, —крикнул судья,— вы задержались на сорок пять минут. Последняя машина ушла десять минут на-

— Вы потеряли сорок пять минут,— повторил Воронцов, подбегая к машине Холодова перед самым стартом: — не забудьте, что ваше время началось с момента первого вызова.

Холодов улыбнулся и переключил ско. рость. Ветер отнес его ответ в сторону.

— Почему эта машина

Машина рванулась и через несколько секунд скрылась за рядами людей. Но Воронцов поЬлатился за свой прощальный разговор с Холодовым. Не успел он проводить взглядом скрывшуюся машину, как на него налетела целая стая корреспондентов. Защелкали аппараты, замелькали блокноты...

— Почему автомобиль 699 такой странной формыt

— Скажите, чем лучше трехколесная система?

— Что это за «плавники», по краям кабины?

— Что за странная одиночная фара на носу машины? i

— Почему мотор установлен сзади водителя?

Только с помощью нескольких членов жюри комиссару удалось спастись от этой атаки. Он залез в свою машину и, издавая непрерывные гудки, с трудом выбрался из толпы. На прощанье Воронцов приоткрыл дверцу и крикнул:

— Всего хорошего! Скоро вам все будет ясно!

Дорога зигзагами поднимается на гору. Водители машин хорошо знают, как действуют на нервы эти подъемы, когда нельзя использовать и половины возможной скорости из-за частых поворотов и когда за долгий путь по склону машина подымается только на два-три десятка метров.

Но вслед за подъемом начинается спуск с горы — это тоже зигзаги, и их не меньше. Дорога сбегает в долину. Каждый раз с поворота видна вся долина, река, мост через нее, кажущийся сверху игрушечным. Добрая половина участников растянулась на этом пути, проклиная повороты и зигзаги, когда Холодов подъезжал к перевалу...

«Где-то здесь должен быть прямой уча-сток», подумал Холодов.

Он нажал гашетку на штурвале управления. Тотчас же перед ним на доске приборов осветился небольшой экран. Это было одно из замечательных усовершенствований машины — телевизор, даю

С'траннЫй автомобиль с выросшими по краям крыльями легко оторвался от земли и поднялся в воздух.

такой странной формы?

щий возможность увидеть предстоящий путь. Несколько поворотов вариометра — и на экране один за другим стали появляться изображения подъема, усеянного автомашинами. Проследив по экрану свой ближайший путь. Холодов наметил прямой, ровный участок, вслед за которым начинался более крутой подъем.

— Кстати, здесь же и контрольный пункт, — пробормотал Холодов, увидев на экране фигуры контролеров по^ краям шоссе. — А следующий пункт только после спуска, у моста... Что же, подходит время преподнести сюрприз.

Едва машина выбралась на намеченный участок. Холодов нажал несколько рычагов, и вот к шуму мотора постепенно стал примешиваться какой-то знакомый звук... Впереди машины засверкал металлический диск. Скорость заметно увеличилась. По краям кабины, выдвигаясь на глазах, выросли металлические плоскости — крылья...

...Контролеры, стоявшие по сторонам дороги, с изумлением наблюдали автомобиль, который, приближаясь к ним с бешеной скоростью, на ходу менял формы. Они едва успели рассмотреть его гоночный номер — 699, громадными черными цифрами написанный на желтой табличке, но для этого им уже пришлось задрать свои головы кверху: диковинная машина легко оторвалась от земли и стала набирать высоту, оставляя под собой изгибы дороги, подъем в гору, перевал...

Когда машина опустилась по ту сторону горного кряжа, Холодов поздравил себя с успешно законченным перевалом.

— Треть участников осталась позади... Надо узнать, что делают передние.

Включив радиостанцию, Холодов услышал, что лидер пробега «Шварц-Тейфель» прошел пункт .№ 37, в ста километрах . впереди. Спустя десять минут после него через этот пункт прошло еще несколько машин.

«Посмотрим, как они себя чувствуют», подумал Холодов и снова включил экран телевизора. Вот проступили контуры шос

се за 37-м пунктом и на нем маленький силуэт автомобиля, поднимающего за собой густые вихри пыли. Несколько увеличив изображение, Холодов без труда узнал «Черного дьявола» — лидера гонок.

Судя по карте, «Шварц-Тейфель» проходил тяжелый участок пути, и его скорость показалась Холодову рискованной. «Ты, приятель, плохо ориентируешься в местности», подумал Холодов. Повернув вариометр, он увидел группу деревьев, за которую резко сворачивала дорога, проходящая над крутым обрывом реки. Как раз за Поворотом виднелось какое-то нагромождение, застрявший, грузовик, подвода...

«Здесь он разобьется», мгновенно подумал Холодов, и тотчас же его правая рука легла на ключ радиотелеграфа: «Машина № 50... № 50... i№ 50...»

Hal доске приборов вспыхнула лампочка: значит, «Шварц-Тейфель» принял по-

— Вам грозит опасность, — предупреждал по радио Холодов: — в пятнадцати километрах от вас шоссе занято. Осторожнее!..

Взглянув на экран, Холодов увидел, что предупреждение подействовало: пыльный вихрь, несшийся за машиной, заметно уменьшился. Приближаясь к повороту, «Шварц-Тейфель» пошел еще медленнее и наконец остановился.

Но и сам Холодов уже приближался к опасному повороту. Пора было позаботиться о самом себе. Выбрав подходящий для взлета участок, Холодов снова включил авиационный винт, выдвинул плоскости, и через несколько минут автомобиль оторвался от дороги. Все участники соревнования остались позади. Последний соперник—«Шварц-Тейфель»— все еще стоял у поворота, к которому Холодов приближался со скоростью быстро летящего спортивного самолета. Убрав газ, Холодов низко прошел над поворотом дороги и теперь уже в натуру увидел застрявшую подводу, залезший в канаву грузовик и сверкающего кожей водителя «Шварц-Тейфеля».

Вся эта картина промелькнула перед Холодовым в несколько секунд. Этого было, однако, достаточно, чтобы разглядеть и запомнить обращенное к нему I искаженное злобой и изумлением лицо водителя «Шварц-Тейфеля». Холодов ясно прочел в его взгляде, что будь у* этого человека возможность, он сделал бы все, чтобы сбить летящий автомобиль, уничтожить его, превратить в дымящиеся обломки...

Это выражение бессильной ярости окончательно утвердило у Холодова уверенность в победе. Он ощутил непередаваемое чувство слитности со своей замеча-

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Предыдущая страница
Следующая страница
Информация, связанная с этой страницей:
  1. Телевизор дымит
  2. Журнал радио за1938 год читать

Близкие к этой страницы
Понравилось?