Техника - молодёжи 1939-10-11, страница 25




Техника - молодёжи 1939-10-11, страница 25

Кроме морских чинов и матросов, в экспедиции принимали участие экстраординарный профессор Иван Симанов, академик живописи Павел Михайлов, штаб-лекарь Яков Берх и медико-хирург Николай Галкин.

После того как все столярные и слесарно-кузнечные работы были закончены, началась погрузка провизии и снаряжения. В трюмы шлюпов грузилась солонина, квашеная капуста, сухари, сухой бульон, одежда, порох, огнестрельные Снаряды, научные и ремесленные инструменты, е

4 июля в шесть часов вечера при свежем ветре шлюпы снялись о- якоря и под громкие крики провожающих, собравшихся на бастионах Средней и Купеческой гаваней, отплыли в дальний путь,

ВЕЗ НАТУРАЛИСТА

Месяца июля 1819 года 12-го пришли в Копен Гайн; тут мы

МесяиаДцюля Ш9 года 29-го пришли в Англию в город Порт-смот и тут мы стояли один месяц, наделали глухие борта в шлюпе и свидалнсь с шлюпами «Камчаткой- и «Кутузовым*.

(Из "Памитника- матроса Егора Киселева.)

Капитан Фаддей Беллингсгаузен мрачно расхаживал по командирской каюте. Над письменным столом висели портреты Петра I и Джемса Кука. Петр 1 и англичанин Джемс Кук были во всем примерными людьми Для 'капитана Беллингсгаузена. На столе лежала стопкй книг Джемса Кука на английском , и русском языках: «Описание жизни и всех путешествий английского морехода капитана Кука»; «Путешествие к Южному полюсу»; «Путешествие в южной половине земного шара и вокруг оного в 1772—1775 гг.» и др.

Капитан Беллингсгаузен мысленно сравнивал свое положение с положением Джемса Кука. У англичанина тоже было два корабля; прекрасные суда для плавания во льдах. Шлюпы капитана Беллингсгаузена были мало приспособлены для арктической экспедиции. Джемса Кука сопровождали превосходные уче-.ные: астроном Бэли и, натуралист Андерсон. У капитана Беллингсгаузена был только один астроном, натуралиста не

Министр просвещения определил в экспедицию натуралистов немцев Мертенса из Галле и доктора Кунце из Лейпцига. Оба должны были прибыть к 12 июля в Копенгаген. Но вместо них пришло письмо, в котором они отказывались от участия в экс-, педиции якобы потому, что им был предоставлен малый срок для подготовки.

Капитан мрачно смотрел в открытый иллюминатор.

— В оном не моя вина,—произнес он с досадой, — если наши открытия не будут обозрены с научной тщательностью.

Он хотей было написать письмо морскому министру, но передумал и раскрыл объемистый журнал, куда с точностью заносил свои впечатления. Капитан писал:

Гавань Рио-де-Жанейро. На

«Долгом почту для себя сделать все, чтобы русская наука обрела новые доказательства богатства, кои есть и нам еще неизвестны на земле. Но у нас нет натуралиста. Мы сожалеем, что не было позволено итти с нами двум студентам по части естественной истории, из русских, которые сего желали, а предпочтены им были неизвестные иностранцы».

Из Копенгагена «Восток» и «Мирный» направились в английский порт Портсмут, чтобы пополнить свое снаряжение.

В Портсмуте русские моряки посетили бриг «Камчатка», который заканчивал кругосветное плавание под начальством знаменитого русского капитана Головнина.

1 августа Беллингсгаузен вместе с Лазаревым отправились на дилижансе в Лондон. Они закупили там секстанты, хронометры и другие инструменты. Известный картограф Аросмит снабдил их картами. В Портсмут командиры вернулись через десять дней. Здесь шлюпы оставались еще около двадцати дней, пока на них заканчивали плотничные работы.

26 августа корабли подняли паруса и, распрощавшись со Старым Светом, взяли курс на Канарские острова.

ЧЕРЕЗ ЭКВАТОР

После непродолжительной остановки в гавани Санта-Круц русские корабли снялись, с яхоря и .отплыли к берегам Бразилии. Все, кто не был занят, смотрели на берег, на исчезающие белые домики города. Впереди был длинный путь, таящий много испытаний и неожиданностей. Из всех участников экспедиции только один капитан Беллингсгаузен был уже в этих местах.

Дул крепкий ветер, и шлюпы, распустив полные паруса* на четвертый день пути. пересекли северный тропик и вступили в жаркий пояс. Здесь сразу паруса опали. Тихо раскачиваясь на волнах, суда еле ощутимо двигались вперед.

На второй день плавания в жарком поясе мореходы увидели стаю ловких, сильных и смелых рыб — бонит. Они быстро крейсировали вокруг шлюпов, видимо не решаясь сразу подойти на близкое расстояние. Но вскоре осмелели и пошли рядом, то опережая, то отставая от кораблей.

Игрой рыб залюбовались все... Неожиданно, когда шлюп ложился на левый борт, на палубу упала рыба с крыльями, а за ней камнем ринулась птица фаэтон. Вслед за тем целая стая рыб выпорхнула из воды а, пролетев некоторое расстояние, снова опустилась в море, За ними мчались быстрее ветра рыбы бо-ниты, Вода по их следу вскипала и бурлила. На летящих рыб ловко бросались птицы фаэтоны и ловили их, как мух.

Присев на раскидной стул, живописец Михайлов быстро водил карандашом по бумаге, и иод опытной рукой его, как на туманной картине, появлялись летучие рыбы, падающие камнем птицы фаэтоны и режущие волны рыбы бониты.

Матрос 1-й статьи Егор Киселев, ширококостый, с большой черной, бородой, внимательно наблюдал за игрой рыб. Киселев вел запись всех примечательных событий, какие случались во

плане — горы Сан-Себастьяно.



Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?