Техника - молодёжи 1941-04, страница 48

Техника - молодёжи 1941-04, страница 48

говорил о необходимости перенести Сестрорецкий завод в глубь России.

Такой вопрос не имело смысла возбуждать только об одном Сестрорецком заводе— ведь большинство военных заводов было расположено также в районе Петербурга. Завадский и объяснил это. Данилов удовлетворился ответом и тут же взял предложение обратно, заявив, что с таким неправильным размещением заводов приходится примириться.

Заседание на этом и окончилось. Впоследствии оно оказалось роковым для дела снабжения русской армии винтовками во время мировой войны.

Конечно, в то время я никак не думал, что этот маленький эпизод в моей жизни будет иметь такое огромное значение впоследствии. Именно эти слишком малые нормы для пополнения убыли и для запасных батальонов оказались основной причиной страшного «оружейного голода» спустя два года. Винтовки из запасных батальонов постепенно забирали на фронт, оставляя у них лишь крайне незначительное количество для обучения стрельбе. Учить строю, перебежкам без оружия было нельзя. Запасным батальонам выдавали деревянные модели винтовок, вернее говоря, простые палки. В результате люди приходили на фронт, не умея, обращаться с оружием.

Пришлось мне ознакомиться и с производительностью оружейных заводов. Согласно мобилизационному расписанию генштаба, оружейные заводы со дня объявления войны должны были поставлять для того же пополнения убыли по 2 тысячи винтовок в день, то есть по 60 тысяч в месяц. Но это были только цифры на бумаге. На самом же деле оказалось, что оружейные заводы, не получая в последние годы почти никаких нарядов на винтовки, не смогли сразу развить изготовление их в нужном количестве.

Беда русских оружейных заводов да и вообще всех предприятий военной промышленности заключалась в том, что им приходилось работать рывками, главным образом только во время перевооружения армии или вспыхнувшей войны. В обоих случаях исполнение нарядов должно было производиться с невероятной спешкой, заводы значительно расширялись, разбухали. А затем, когда проходило горячее время, они опять свертывались, рабочие должны были пускаться в странствие на заработки.

Начальники заводов бегали в поисках хоть каких-нибудь нарядов. Мы в шутку называли начальника Сестрорецкого оружейного завода, обивавшего пороги различных отделений Главного артиллерийского управления, «нищим, выпрашивающим по-даяние». Сестрорецкий оружейный завод изготовлял вместо винтовок взрыватели, кавалерийские пики, дальномеры, различные инструменты. Тульский завод делал станки, калибры, — все что угодно, но только не оружие. В таком же положении находились и другие военные предприятия.

Содержание «безработных заводов» стоило дорого. Министерство финансов все время добивалось закрытия «лишних» военных предприятий. И в 1912 году, то есть всего за два года до войны, эта участь едва не постигла Сестрорецкий оружейный завод.

Какие военные наряды были у этих предприятий накануне грозных событий, можно видеть хотя бы на примере самого крупного оружейного завода—'Тульского. Этот завод в январе 1914 года изготовил всего пять винтовок, в феврале также пять, в марте шесть, в апреле пять, в мае только одну, в июне одну, в июле одну учебную винтовку!

За несколько дней до объявления войны крупнейший завод выпускает одну учебную винтовку! Так готовилось военное министерство к вооруженному столкновению.

Но вот разразилась мировая война, и но

вое несчастье обрушилось на военные заводы. Рабочие-оружейники забирались в армию и отправлялись на фронт. А заводы в это время из-за недостатка кадров не могли развернуть своего производства и дать армии столь необходимое оружие.

В декабре 1914 года, перед моим отправлением на фронт, оружейные заводы дали все вместе 33 тысячи новых винтовок вместо полагающейся ничтожной нормы — 60 тысяч. Между тем боевая действительность показала, что на фронт необходимо посылать каждый месяц не менее 200 тысяч винтовок. В год это составляло почти два с половиной миллиона экземпляров. Даже при полном развороте производства военные заводы могли дать лишь пятую часть этого количества, так как общая их производительность при постройке была рассчитана всего на 525 тысяч винтовок в год. Вот какую мрачную картину составляли цифры, которые я извлек из материалов, предоставленных мне в Главном артиллерийском управлении перед командировкой на фронт.

Последний вопрос, которым я интересовался, было приобретение оружия за границей. Выяснилось, что и в этом отношении дела шли крайне неудовлетворительно..

Винтовки, закупленные в Японии, назначались на вооружение ополченческих дружин, которые составляли гарнизоны крепостей и несли охрану тыловых учреждений. А бывшие у этих частей наши винтовки

Японские винтовки, однако, были каплей в море. Что значили 300 тысяч экземпляров, когда нужно было каждый месяц до МО тысяч! Поиски оружия продолжались. Винтовки искали повсюду, во всех частях света —в Северной и Южной Америке, в Африке, в Азии.

Делались попытки приобрести обратно старые трехлинейные винтовки, переданные царским правительством Абиссинии во время ее борьбы с Италией в конце XIX столетия. Специально назначенные офицеры ездили даже в Маньчжурию и Монголию, чтобы купить там у населения оружие, взятое от убитых и. раненных во время русско-японской войны. Однако командированные лица нашли эти винтовки в таком запущенном виде, что приобретать их не имело никакого смысла.

К концу 1914 года удалось разместить только заказ на 300 тысяч винтовок на заводе Винчестера в Америке. Заказана была не русская трехлинейная винтовка, а система Винчестера под русский патрон. Несмотря на то что система Винчестера значительно уступала нашей, приходилось все же покупать и это оружие, так как завод брался в таком случае выполнить заказ на несколько месяцев раньше.

ХИЩНИКИ ЧУЮТ ДОБЫЧУ

Как коршуны, со всех сторон налетели различные аферисты и . темные дельцы. Они наперебой предлагали оружие, обращаясь к русским военным агентам за границей, в посольства и, наконец, непосредственно в Главное артиллерийское управление. Однако в подавляющем большинстве случаев ими руководило только желание сорвать значительный аванс, необходимый якобы на подкуп лиц, от которых зависело распоряжение о передаче оружия. Винтовки в больших партиях, конечно, нигде не могли принадлежать частным лицам, для передачи их необходима была санкция правительства; нейтральные же государства на основании международных соглашений не имели права помогать официально своим оружием воюющим государствам. Переговоры о продаже могли вестись только тайным путем. Понятно, какой ажиотаж создавали различные аферисты в этом деле...

На каждого заводчика или фабриканта,

который действительно мог принять заказу приходилось по десятку проходимцев, : чего не имевших за душой, кроме страсти к легкой наживе и желания сорвать что хороший куш. Отказы ИИСКОЛ1 не смущали, они обращались с жалобами

люди,

станции

сердцем

образом из принимали

числа общее

ных деятелей,

— и широким.

- запросг '

разлив

винения, расследования, t работать военным учреждениям. Если дело прогорало в Артиллерийском управлении,

аферисты обращались к военному ь........

Сухомлинову или к другим высок ленным лицам; они ехали в ставку верхов-; ного главнокомандующего. Аферисты дельцы проникли даже на фронт. Визитнз карточка какого-нибудь доверчивого члеь: Государственной думы давала им доступ: всюду.

Уже во время пребывания на фрои как-то был свидетелем характерного чая. Во время обеда в помещении штаба? северо-западного фронта начальник артвд лерийских снабжений генерал Похвиснг был вызван к телефону. И затем пройз; шел такой разговор:

— Кто меня хочет видеть? Американсм заводчики с предложением заказов на сн ряды? Да я-то здесь при чем? Объясни-им, —говорил Похвиснев, — что мы зде никакими заказами не занимаемся, для эт го существует ГАУ в Петербурге...

В телефон ответили, что иностоаш) знают об этом, i кумент, что зак необходим.

— Скажите и

■ какой-нибудь до-заряды безусл

ВСЯК)

им, — повысил тон Похв что никаких документов я им ак как и без того всему миру о нашей катастрофе со снарядами дальнейшего разговора выясн! сводчики» убедительно просят IX и переговорить с ними о з i они показывают карточку как Государственной думы, ак пошлите их немедленно ко всем :, —кричал уже Похвиснев, ~ жом, который раздает свои t I проходимцам! иотаж с заказом снарядов меньший, чем с винтовками. Все воюющие страны после первых больших маневренного периода испытыва. нужду в снарядах. Но англичане и французы сумели перг...........-----------

наиболее мощные Для России оставались одни «объедки». Многие заказы для русской армии был размещены на еще только строящихся за-"* водах, и поставки, конечно, дол» выполняться с большим запоздани

В Оружейном отделении ГАУ .я узнал! о продолжении переговоров насчет поста вок американских винтовок Краг-Юргенсо-на, о которых со мной беседовали г

пера»

Hen

услови

са в несколько миллионов рублей. Несмот] ря на официальное заявление военного министра США, что все винтовки Краг-Юр-генсона находятся в артиллерийских дах и что они не будут проданы ни ным лицам, ни правительствам каких государств, предложения о продаже в вок все-таки продолжали поступать.

Военный агент в Бельгии сообщал о возможности приобрести партию в 300 ты. сяч бельгийских винтовок системы Маузер ра с доставкой в один из портов Ботни ского залива. Продавец требовал i рительного разрешения провезти эт товки через линию английской м блокады, а главное, немедленной упл третьей части всей суммы за риск. Ког, продавцу было предложено доставить ви товки в любой французский порт, с -ген | чтобы русское правительство без всякогог риска перевезло их через Архангельск i

А Я

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?