Техника - молодёжи 1941-04, страница 49

Техника - молодёжи 1941-04, страница 49

Россию, то делец от дальнейших переговО-|ов отказался.

Военный агент в Париже доносил о федложении приобрести полмиллиона вии-шк Маузера, находящихся в Южной (мерике, в Буэнос-Айресе. Однако при об-дадовании никаких винтовок там не ока-илось.

Выделялось предложение парижского отменил Петроградского международного (оияерческого банка закупить в Бразилии иве партии маузеровских винтовок в коли-шве 900 тысяч экземпляров. Шутка ска-ать, почти миллион винтовок, да еще по исяче патронов на каждую! Оружие, по мвлению продавцов, находилось в Рио-й-Жапейро и было готово к погрузке. Равное артиллерийское управление отбавило в этот город приемщиков и за-рахтовало два парохода Добровольного )лота. Но никаких винтовок там также не казалось...

Разгул спекуляций и обманов бушевал ю-всю. Ни отказы вести переговоры, ни мючение в тюрьму многих мошенников «могли разогнать эту стаю хищников.

j НА ПЕРЕДОВЫХ ПОЗИЦИЯХ

5 яиварй 1915 года я выехал в Седлец, к был расположен штаб армий северо-мадного фронта, главнокомандующим ко-врого в то время был генерал Рузский. I Если в центре правильно уясняли создавайся обстановку с оружием, признавая я крайне тревожной, то в Седлеце, в (правлении начальника артиллерийских аабжений, вопрос стоял несколько иначе. , знакомившись с отношением генерала ляева, начальник снабжений крайне рез-| обратился ко мне:

- Из этого отношения можно заклю-ть, будто мы здесь ничего не делаем и заботимся о надлежащем сборе оружия, немедленно доложу генералу Рузскому,

0 никаких ваших личных сношений с «штабом, помимо меня как вашего пря-вго начальника, быть не может.

Таков был «ласковый» прием, оказанный № в штабе северо-западного фронта, (ешением служило то, что моя работа ижна была проходить не в штабе, у на-Иьника снабжения, а в войсках, куда я

1 другой же день и выехал...

Между тем положение с оружием в вой-их северо-западного фронта было, по юему мнению, отчаянным. На этом фрон-t числилось 57 дивизий, но нехватка титовок достигала огромной цифры в 320 асяч экземпляров. Другими словами, 21 ивизия числилась только на бумаге! Первые мои поездки во II армию, а так-!, во вновь сформировавшуюся XII ар-ню имели главной целью ознакомиться с юрядком сбора и исправления оружия, со сеи тем, что было сделано войсками в том отношении.

На железной дороге в Гродиск, где был юположен штаб II армии, были только ;ihh военные, штатские люди уже отсут-твовали; чувствовалась близость позиций, ять месяцев войны, пять месяцев боев и №зни среди страданий и смерти, конечно, можили свой отпечаток — реже можно вло встретить беспечную улыбку, на ли-IX отражалась большая озабоченность, шсль о том, что война, повидимому, за-ягивается на продолжительное время, про-нкала все больше в сознание как офице-10в, так и солдат. Я встретил многих сво-К знакомых, бывших раненными и вновь (же вернувшихся в строй, и казалось мне, 10 вместе с потерей крови и перенесенными мучениями пропала у них и наивная ера в быстрое окончание войны, в легкую юбеду над врагом, которая была у всех шачале.

Кризис снабжения выявился не только в янтовках, но и. в отношении снарядов, гобенно к 76-миллиметровым пушкам. За ремя интенсивных боев в течение осени и

Мы приближались к одинокой халупе. Вдруг недалеко от нас разорвались шрап' нели...

зимы 1914 года была расстреляна значительная часть запасов военного времени, заводы же не смогли еще наладить изготовление снарядов в тех громадных масштабах, которые потребовала война. Снарядный голод ощущался даже сильнее, чем недостаток винтовок. Пехота не могла вести наступление без поддержки артиллерийским огнем.

Силы армии были надорваны! Наступил самый тяжелый год за все время войны.

В снежную метель, в стужу и ветер я добрался до 1-го армейского корпуса, входившего в состав II армии. Начальником штаба корпуса был генерал Новицкий, братьев которого я хорошо знал.

Мы разговорились, что называется, «по душам». Генерал Новицкий подробно рассказал мне о состоянии войск и о том, какую острую нужду они терпят во всем.

— Потеря оружия действительно колоссальная, — говорил он. — Безусловно, необходимо принять какие-то решительные меры. От когда-то хорошо обученных и сплоченных полков теперь осталось одно их название. За пять месяцев войны наш корпус потерял двадцать девять тысяч человек без вести пропавших, мы насчитываем до четырех тысяч убитых и раненых около двадцати тысяч. Вот вы и посчитайте, сколько должно быть потеряно оружия. У малообученных солдат, поступающих теперь для укомплектования, нет сознания крайней необходимости беречь свое оружие. При выносе раненых с поля боя винтовки зачастую теряются...

Из штаба корпуса верхом, в сопровождении казака, я быстро доехал до штаба 22-й пехотной дивизии и, выполнив положенные формальности, добрался до места расположения 87-го пехотного Нейшлот-ского полка.

Командир полка лежал больной. Рядом с его кроватью стояло свернутое знамя; несколько офицеров спало в другом конце комнаты на соломе, остальные сидели за чаем около маленького столика. В комна

те было темно; свеча, вставленная в бутылку, еле «освещала всю эту картину. Командир долго беседовал со мной. Так же как и генерал Новицкий, он считал, что необходимо принять особые меры для лучшего сбора оружия.

— До последнего времени мы думали,— говорил он,— что во внутренних округах России имеются большие запасы винтовок. Первое время пополнения приходили к нам более или менее вооруженными. Да и у нас кое-что было; зачем, например, винтовка обозному? Оставалось у нас оружие и от заболевших и раненых. Казалось, что винтовок у нас всегда хватит. Вот мы немножко и распустились. Не так дрожали за каждую винтовку, как это нужно было. А теперь у нас ничего нет. Пополнения же стали прибывать с пустыми руками.

Узнав, что я хотел бы побывать в окопах, он приказал дать мне для сопровождения двух стрелков. Я отправился с ними в путь. По дороге они расспрашивали меня, когда окончится война. Что мог сказать я им?

Мы приближались к одинокой халупе, черневшей на белоснежном покрове. Вдруг раздались один за другим два резких выстрела. Недалеко от нас с характерным резким свистом в воздухе разорвались шрапнели. Неприятельские орудия, вероятно, были пристреляны и наведены по халупе.

— Дежурные орудия, — сказал стрелок, — всегда выпускают два снаряда даже по отдельным людям. У «него», наверно, снарядов много!

Вскоре мы добрались до окопов...

Безбрежная, занесенная снегом равнина расстилалась предо мной. Впереди наших окопов, в нескольких десятках шагов, протекала еле заметная Равка, берега которой были покрыты льдом, и лишь средняя часть реки служила непроходимой границей между нами и немцами; их окопы, расположенные от нас в полуверсте, были едва заметны. Луна серебристым светом освещала печальную, унылую равнину.

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Предыдущая страница
Следующая страница
Информация, связанная с этой страницей:
  1. Генерал 1941

Близкие к этой страницы
Понравилось?