Техника - молодёжи 1944-12, страница 5

Техника - молодёжи 1944-12, страница 5

Если настоящие самоцветы не открывали нам картину древнейших путей обработки и добычи камня, то это отча^ сти помогли сделать пестрые мраморы Тавриды И; белые камн» Карпат.

Ведь в IV веке до нашей эры мраморовадные известняки Крыма стали использоваться для построек, в частности Херсонеса, Ольвии, Пантикапеи (Керчи). И хотя очень скоро известняки Крыма были вытеснены мраморами Греции и Мраморного моря, которые стал» проникать через Византию в Крым и на Украину, тем не менее в ряде древних' храмов а Константинополе полы и стены были выстланы крымским» мраморовидными известняками.

Но самым замечательным камнем древности, начиная с трех тысячелетий до нашей эры, был янтарь, который сверкающим самоцветом проходит через все века и народы, вплоть до наших дней.

Древние писатели говорили о том, что в Скифии встречаются золотистые горящие камтг. По их данным этот камень добывался по рекам Скифии в разных местах. Детальные исследования этих указаний приводили нас к районам в области Киева и к северу Польши' в районе реки1 На рева. Однако главным, исторически важным районом было побережье Балтийского моря.

В эпоху переселения народов, вплоть до X веюа, янтарем пользовались, как меновой единицей.

Что же касается нашего севера, то уже Новгород («Садко — богатый гость») рривозпл с побережья Прибалтики золотистый янтарь, широко использованный в сказаниях и былинах народного эпоса.

Таким образом, за весь огромный период почте двух тысячелетий культуры камня, кроме янтаря, почтя не намечал ось.

течение семи столетий очень медленно и сложно создавался интерес к камню и росло знание о нем, и лишь под влиянием, скорее, Востока и Византии рождалась его обработка в области древнейшей архитектуры и ювелирного дела.

До X века мы не имеем точных сведений об архитектурных каменных материалах, и только после X века раскрываются пути использования камня, преимущественно в церквах этого периода.

Наиболее широко распространенным декоративным1 материалом для церквей древней Русш был все тот же замечательный пирофилитовый сланец Украины, о котором мы говорили выше; он широко применялся для мозаичных полов, карнизов и резьбы. Частично применялся ft пестрый мрамор Тавриды.

Но особенно интересным было применение карпатского белого и зеленого камня, который добывался, по словам историков, из земли Холмской и Югорской в Галвдсой области. Этот прекрасный облицовочный материал, обладавший иногда чертами настоящего мрамора, играл большую роль в каменном строительстве.

Значительно позднее в Москве, в XIV веке, начинается культура белого известняка - мячковского камня, который и создал «белокаменную Москву».

Техника обработки мягкого камня достигла значительной высоты, началась орнаментовка и резьба преимущественно в мастерских Москвы, Ярославля и Владимира.

Наряду с обработкой декоративного камня также очень медленно создавалось и ювелирное дело.

Использование самоцвета в виде отдельных украшений известно еще в скифско-сарматский период. Нет никакого сомнения, что огромный Толчок этому дали Византия и Восток. Фадшфть и хрусталь, мозаика из пасты, бисер из стекла—все это, называвшееся на старинном языке «узорочьем» к позднее «узорчатыми каменьями», в основном привозилось из заморских стран, и очень немногие минералы русского происхождения нам известны в изделиях X—XVI веков.

Это были в основном янтарь с Днепра, пирофилит Волыни, светлый аметист Кандалакшского залива, добывавшийся со слюдой для оконниц; большую роль начинал играть речной жемчуг; который смешивался на путях Новгородской земли с жемчугом Индийского моря. Изредка из Закавказья проникал Обсидиан®, гагат7, мра* шорный оникс* и камень Востока — б и р ю з а.

Но настоящего русского самоцвета я русского камкя для1 изделий ювелирного деля на Руси еще не было.

Все самоцветы, которыми восторгались иноземцы, попадали к нам из Византии через посредство греческих я бухарских торговцев, через кочующие народы Средней Аз«ш в Китая или с Зашда через* ганзейских мореплавателей.

Но хотя на Руси и не было собственного самоцвета, тем не менее росло увлечение яркими камнями, что и приводило к широкому использованию их в изделиях к убран- * стве церквей, ^

Намечались и первые зачатки научного подхода.

Первые указания и первые русские минералогические данные мьг находим в «Изборнике Святослава* (1073 г.). Хотя новые издания осложнили его хронологию к геогр&фдао, тем не менее в кем наметились первые зачатку более или менее точного минералогического знания.

Интересно, что в этих «Изборниках» и, в частности, в известной «Торговой книге» XVI века наметились первые исследования свойств камня: так наравне с ценой указывался цвет, твердость, отмечались медицинские свойства, обычно связанные с суеверием, указывались месторождения, правда, преимущественно Востока, а под влиянием арабов стал указываться и удельный вес—одно из важнейших свойств камня, которым наравне с твердостью пользовались торговцы для проверки и определения камня.

Одновременно с этим вырабатывалась и минералогическая номенклатура. Таковы первые названия камней: вениса, за-берзат, лал, баус, бакан. Многие из ннх переводились с других языков, ио часть их имела и славянские корни.

К сожалению, очень скоро в нашей науке эти названия были забыты, и в эпоху Петра почти все названия были заменены новыми латинскими терминами» и только немногие сохранились до нашего времени.

А—XVI века выявляют исклюштельиую любовь русского человека к яркому самоцвету и вместе с тем почти полное отсутствие настоящих месторождений его на- Руси, полное отсутствие его культуры.

Только й XVII веке» в эпоху Петра, наметился решительный перелом, и замечательные открытия совершенно изменили ваши представления о русском хамке.

емнадцатый век явился переломным в культуре камня н металлов ка5 Руси, и вместе с тем он явился переломом между старым бытом и миром промышленного и культурного прогресса.

Уже в 1597 году Артемий Бабинов «по указанию Москвы* открыл прямой путь из Соликамска на Туру, — таким образом наметился новый путь между Европой и Азией. Из Сибири Северным трактом потянулись караваны с товарами — соболями, мамонтовой костью и китайским ладаиом; приходила слюда из Мамской тайги» и вместе со слюдой Белого моря она заменяла стекло, привозившееся на ганзейских кораблях,— это был «мусковит», всем известный минерал, получивший свое название по имени «Московии».

По новым путям проникали вплоть до гратщ Китая я первые рудознатцы в поисках серебра и металлов,

Одно открытие следовало за другим. В 163! году были открыты железные руды и построены перше железообраба-тываюнше заводы. Около 1635 года в предгорьях Урала (вторично) были открыты медны* руды малахита, знакомые еще чудит примерно за три тысячелетия до- этого временн. Еще раньше открытия руд первыми минералами того времени были различные узорчатые каменья — сердолики» и а г а т ы халцедонн и яшмы", встречавшиеся в огромных количествах по рекам Восточной Сиоир».

Конечно, при этих находках огромную роль играл Бабин-ский трах г через Урал; отсюда шла экспансия на юг по Ту* ре, Не&ве, Исети и дальше до Миасса и казахских степей— в поисках серебра и цветного камня.

На высоком берегу реки Нейвы еще в 1637 году был? построек «острог», а» около него образовалось староверческое поселение — Мурзидская слобода. Еще в 1668 году около

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?