Техника - молодёжи 1948-03, страница 28

Техника - молодёжи 1948-03, страница 28

Чернов определил, что для сталей с различным содержанием углерода различны и критические точки.

Он .проследил все критические изменения, происходящие в железных сплавах, содержащих разное количество углерода, и построил важнейшую диаграмму — диаграмму состояний сплавов железо — углерод.

Ныне эта диаграмма, лежит в основе всей современной техники обработки черных металлов. Ее мы найдем в любом учебнике о металлах. Ее мы увидим на самом видном Месте в любой лаборатории, в работах которой хоть немного говорится о черных металлах.

Едва ли не самым' поразительным в этом замечательном творении русского гения является то, что Чернов все температурные измерения произвел на-глаз, наблюдая цвета раскаленных образцов, — пригодных для его исследований приборов в те годы еще не было создано, причем] определил настолько точно, что позднейшая проверка значений его «точек» с помощью пирометров не внесла сколько-нибудь существенных корректив.

Изучая раскаленные, ярко светящиеся образцы металла, Чернов безнадежно расстроил свое зрение, но все же не прекратил' работы.

Прошло десять лет. И снова Чернов докладывает Русскому техническому обществу. «Материалы для изучения бессемерования»— так скромно назвал великий сын России свой доклад.

В 1855 году англичанин Бессемер объявил, что им найден новый способ передела чугуна в литую сталь. Но этот способ вышел из рук своего создателя весьма несовершенным, почти непригодным для широкой практики. Поэтому на Обуховском заводе под руководством Чернова был разработан свой, русский способ бессемерования.

Однако, читая «Материалы для изучения бессемерования», мы убеждаемся, что русский металлург не ограничился тем, что приспособил метод Бессемера для русских условий. Нет, он сделал значительно большее.

Чернов научно разобрал сущность процесса, происходящего при бессемеровании, показал, что он распадается на четыре периода, дал признаки начала и конца каждого из них и создал теоретически обоснованный режим сталеварения.

В этом труде русского ученого сталевары всего мира нашли прочную основу для своей успешной практики.

С проблемой сталеварения связан и другой замечательный научный труд Чернова — теория затвердевания, кристаллизации стальных слитков.

Рождению этой теории предшествовали тревожные годы. Металлурги-всех стран были озабочены низким качеством стали, выплавляемой только что распространившимися бессемеровскими и мартеновскими печами.

Сталь получалась неоднородной, рыхлой, пузырчатой. Огромные усадочные раковины и пустоты в толще слитков делали их непригодными для дальнейшей обработки.

Напрасными оставались все попытки устранить эти пороки. Не помогли ни перестройки печей, ни другие ухищрения. Казалось, на пути сталеваров встала сама природа металла.

Гений Чернова вывел металлургию из тупика.

Чернов показал, что причины низкого качества стальных слитков следует искать не в недостатках печей, а в неправильной разливке жидкой стали. Он учил, что разливка стали— не просто механическая операция, а сложный и 'важный для качества стали металлургический процесс.

Он первым в мире доказал кристаллическую природу : стали и на основе этою доказательства предложил научно 1 обоснованный температурный режим охлаждения слитков.

Труды Чернова в нашей стране и во всем мире завоевали заслуженную славу.

Но в тяжелых условиях пришлось работать великому металлургу. Отставание русской металлургии, начавшееся в первые годы XIX века^ все росло п росло. К I860 году металлургическая промышленность России—страны, задавленной гнетом самодержавия, — занимала уже седьмое место в мире.

В годы Чернова от каждого честного ученого требовались величайшие усилия, чтобы пробить стену косности, преграждавшую путь каждому новатору.

Преемник Аносова^ Чернов, в свою очередь, нашел продолжателей своего дела в лице гениального ученого-кристаллографа Евграфа Степановича Федорова w выдающегося творца физико-химического анализа академика 1Н. С. Курш-

Вея многолетняя творческая жизнь Федорова была посвящена изучению кристаллов.

Геометрическая кристаллография Федорова, наука, основанная им и вышедшая из рук его изумительно стройной и математически совершенной, — ключ к познанию структуры кристаллов, структуры и свойств вообще всех твердых тел.

Родоначальник другой науки — кристаллохимического анализа, Федоров своими, трудами неизмеримо расширил » углубил наше понимание молекулярного и атомного строения вещества. Его бессмертные открытия имели решающее значение для развития множества специальных наук.

Металлургия и металловедение, превращенные Черновым в науки, нашли в трудах Федорова мощный и точный инструмент научного познания металла.

Яркий след в истории металлургии оставил и академик Н. С. Курнаков, посвятивший свою плодотворную деятельность изучению влияния химического состава вещества на его физические свойства.

Инженеры-производственники, инженеры-конструкторы постоянно пользуются диаграммами, составленными академиком Курнаковым для множества сплавов, рассказывающими о твердости, вязкости, плотности, упругости, электропроводности и других свойствах сплавов.

Богатейшее научное наследие Курнакова и дальнейшие работы его учеников завоевали мировое признание выдающейся русской физико-химической школы, с самого рождения своего занявшей ведущее место.

Великий русский химик Д. И. Менделеев, глубоко интересовавшийся делами промышленности, также оставил в металлургии блестящий след своего гения. Он выдвинул замечательный прогноз ее развития.

Рисуя грандиозные перемены, которые принесет всей промышленности подземная газификация углей, предложенная имч Менделеев пишет, что «можно было бы этим способом сделать м^ного промышленных, особенно металлургических, дел», «Я полагаю, — провозглашает он, — что придет со временем опять пора искать способов прямого получения железа и стали из руд, обходя «чугун».

Свет русского гения озарил путь движения двух важнейших отраслей промышленности — угледобывающей и металлургической. Но на пути стояли не только технические трудности, а и сама капиталистическая система производства, система, при которой старое сковывает движение нового.

Только советской социалистической промышленности оказались по плечу и подземная газификация угл.я и прямое восстановление руд.

Уже заложены и действуют первые опытные шахты без шахтеров, отдающие нам высококалорийное топливо и ценнейшее химическое сырье в виде газа.

На очереди — осуществление гениального предвидения Менделеева о получении стали и железа прямо из руд.

Советская металлургия, невиданно выросшая за годы сталинских пятилеток, занимает ведущее место в мире. Наша металлургия вооружена передовой, новейшей техникой.

Социалистическое государство — обладатель самых больших, самых совершенных в мире доменных печей, автоматизированных гигантских мартенов, крупнейших в мире блюмингов и прокатных станов.

Не может тягаться с нами иностранная металлургия и в производительности- и экономичности. День и ночь на полную мощность работают советские домны, тогда как в Америке, кичащейся своей техникой, домны большую часть времени простаивают на холостом ходу, давая ничтожные плавки. Чрезвычайно отстала от нас и металлургия Англии,

Высшая производительность английских мартеновских печей, которую англичане пытались недавно представить как «мировой рекорд», на поверку оказалась куда скромнее по-вседневной производительности наших советских мартенов. До настоящих же рекордов, держателями которых являются наши сталевары-стахановцы, англичанам очень далеко.

Советская металлургия гордится и своими научными силами. Всему миру известны имена советских академиков-металлургов М. А. Павлова, И. П. Бардина, А. А. Байкова, Н. Т. Гудцова, А. А. Бочвара.

Советские металлурги с благодарностью приняли все великое богатство опыта и теории» накопленных, созданных трудами многих поколений русских металлургов. Своими героическими делами советские металлурги неизмеримо двинули вперед и теорию и практику металлургии.

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?