Техника - молодёжи 1948-03, страница 31

Техника - молодёжи 1948-03, страница 31

Неподалеку от самолета, видимо кого-то ожидая, стояли туристы с ружьями в чехлах.

— Можно без отчества: ©се равно забудете «по рассеянности», которая, к сожалению, у вас появилась очень рано, — усмехнулась девушка. — Меня зовут Сайда, Запишите на вашем диктофоне.— Она приподнялась в кресле и 'посмотрела «вниз.

Синицкий смущенно замолчал и уткнулся в газету.

Самолет приближался к морю. Уже показалась исчерченная голубыми линиями бесчисленных рек желтая земля. Это дельта Волги в зарослях камыша.

Сверкнуло море. А вскоре выплыли, словно из морской глубины, туманные горы.

Вот уже скоро берег. Показался город. Самолет пошел на 'посадку. На минуту у Синнцкого заложило уши,— он не слышал вопроса, с которым' к нему обратилась Сайда. Виновато взглянув на нее, он знаком показал, что ничего не слышитг. Ему показалось, что уши забиты ватой. Так всегда бывает при резкой смене давления воздуха, когда самолет снижается. Сишцкий проглотил слюну, что-то щелкнуло в ушах, словно мгновенно вылетели не нмх плотные ватные тампоны, и снова стал слышен рокот мотора и говор пассажиров.

Студент поднес к глазам бинокль и с любопытством взглянул в окно. Море блестело, как мятая серебряная бумага от шоколада.

Вдруг, совершенно неожиданно, из воды вырвался гладкий белый шар, похожий на гигантскую пловучую мину. Он сверкнул на солнце полированными боками и, взметнув в воздух тысячи брызг, закачался на волнах.

Синицкий застыл у окна-. Надо показать этот необыкновенный шар Сайде. Но поздно, металлическое крыло самолета, как занавесом, закрыло шар от его удивленного взгляда. Быстро повернувшись, он хотел увидеть шар в противоположном окне, но в поле зрения бинокля попало чье-то плечо.

Перед студентом стоял турист в квадратных очках. Он также смотрел в бинокль на поверхность моря. Губы его был» сжаты в презрительную улыбку. Впрочем-, может быть, это только так показалось Синицкому.

Турист оторвался от бинокля, равно

душно взглянул на юношу и направился к своему креслу.

Самолет шел на посадку.

Новые ветречм

В это необыкновенно жаркое утро, когда бетонная дорожка Бакинского аэродрома казалась раскаленной добела, за решетчатой изгородью в группе встречающих самолет стоял молодой человек с букетом больших белых цветов.

Ветер трепал полы легкой шелковой куртки, которая своей белизной подчеркивала загорелое лицо и иссиня-черные волосы. Подняв голову, он всматривался в небо, щурясь от солнца и поворачиваясь в разные стороны, словно ожидая, что самолет может показаться с любой стороны.

В башне аэровокзала, на экране радиолокатора, по мерцающему полю побежал силуэт самолета. Вот темное пятнышко скользнуло за экран. Дежурный у локатора выглянул в окно и увидел крылатую тень, бегущую по бетонированной дорожке.

К самолету спешили встречающие. Впереди всех «быстро шел человек с цветами.

Спустилась алюминиевая лесенка. В темном овале двери показалась Сайда. За ней — Синицкий с ее ручным чемоданчиком. Он ничего не сказал Сайде о белом шаре. Может быть, это ему только (показалось? Откуда через несколько лет после войны могут быть мины?

Да их здесь никогда -и не было, в Каспийском море.

Человек с букетом молча протянул Сайде увядшие цветы <и что-то тихо сказал ей.

Переминаясь с ноги на ногу, Синицкий поставил на землю чемоданчик и стал смущенно рассматривать ручки на диктофоне. Ему казалось неудобным сейчас заявить о своем присутствии. Искоса следя за выражением лица Сайды, юноша почувствовал что-то вроде легкой зависти. Ну, конечно, разве Сайда обратит на него внимание? Разве он когда-нибудь может сравниться с этим человеком, который сейчас встретил Сайду? Нет, конечно... Далеко до него

Синицкому. Кто он перед ним? Мальчишка, которому еще ни разу не приходилось бриться. Младенец с голубыми глазами. Синицкий вздохнул. Ему никто не дает семнадцати лет! А он даже шляпу начал носить, чтобы казаться старше- Ничто не помогает. И в трамвае и в автобусе к нему часто обращаются: «Мальчик, передайте, пожалуйста, билет!» Синицкий поморщился: «Мальчик»! И как только им. не стыдно!..»

— Ты ничего не писала мне эти дни, — озабоченно сказал человек, встретивший Сайду. —Разве так можно? Я беспокоился... ждал...

— Знаю, хорошо энаю, — улыбнулась Сайда. — Ты так терпеливо ждал. ГА вот 'Александр Петрович телеграммами засыпал... Но где же мой багаж?

— Он со мной, — робко проговорил Синицкий, протягивая ей чемоданчик.

— Нет, не этот, — рассмеялась Сайда.— Сейчас его получим и отвезем вас в город. Вы же не знаете, где наш институт. Простите, пожалуйста, — вдруг встрепенулась она, — я так вас и не познакомила. Мой муж —инженер Га-санов. Вы, кажется, им интересовались?

Синицкий разочарованно и в то же время облегченно вздохнул: «Вот и хорошо!» А ему уже показалось, что он влюбился в эту девушку.

Говорят, что это довольно глупое состояние!

Неподалеку от самолета, видимо кого-то ожидая, стояли туристы с ружья' ми в чехлах. Собаки, которых тоже выгрузили из самолета, лениво повизгивая, с высунутыми языками, лежали у ног охотников. Синицкий заметил даму с огненными волосами. Она оживленно разговаривала с туристами. До студента доносились обрывки английских фраз. Он обратил внимание на ее наряд. По низу платья бежали собаки. Они набрасывались друг на друга, когда дама резко поворачивалась. Живые собаки, лежащие у ног охотников, недовольно следили за портретами своих сородичей. Видимо, им, так же как и Синицкому, казалось, что такая портретная галлерея на платье не совсем уместна. Он невольно взглянул на Сайду и улыбнулся: «Как хорошо ей в простом белом костюме!»

29

Обсуждение
Понравилось?
Войдите чтобы оставить комментарий
Понравилось?